40-й театральный сезон

Касса театра:

Пн: Выходной
Вт-Пт: с 17:00 до 19:00
Сб-Вс: с 16:00 до 18:00
Купить билет

Главный режиссер театра:

Народный артист России

Основатель театра:

Народная артистка России
#театрсфера

"Русский блоггер". Александр Коршунов: «Поэзия, театр, искусство нам нужны как хлеб, а не как десерт».

"Русский блоггер". Александр Коршунов: «Поэзия, театр, искусство нам нужны как хлеб, а не как десерт».
03 Ноября 2020

Ситуация изоляции от внешнего мира привела кого к внутреннему балансу, кого, наоборот, к дисбалансу. Как вы приняли волю внешних событий? Смирились? Бунтовали? Воспользовались возможностью прислушаться к естественным ритмам и циклам природы, тела и души? Или доминировали социально-бытовые потребности?

Ситуация эта, безусловно, очень трудная для всех. Год назад никто бы из нас не поверил, что такое вообще может быть. Она трудна и психологически, и человечески, и всяко. Но выход тут, наверное, один – терпеть и делать всё, что ты можешь делать и должен делать. Это касается и дома, и семьи, и твоей работы, и театра. И, в общем, в эту изоляцию, которая посетила нас весной, мы в театре постарались, прежде всего, не потерять контакта друг с другом и c нашими зрителями, и кое-что нам в этом плане удалось. Мы подготовили онлайн — программу к 9 мая, к 75-летию Победы, которую назвали «Между своими связь жива» — строкой из стихотворения Твардовского. Провели онлайн литературные чтения, посвящённые 100 – летию со дня рождения Давида Самойлова. Сделали распределение и начали репетиции нового спектакля «Продавец дождя» Ричарда Нэша. Участвовали онлайн  в проекте «Импровизационный БАТЛ • ZOOM». Так что работа наша продолжалась.

Кроме того, я преподаю в Щепкинском училище, работаю на курсе, который носит имя моего отца «Мастерская имени Виктора Ивановича Коршунова», и этот год для нас год набора. Поэтому с конца апреля мы начали прослушивания онлайн. За несколько месяцев прослушали более 3 тысяч видео-заявок. Провели предварительное прослушивание, первый тур, второй тур и до середины июля в таком режиме работали под мудрым руководством Владимира Сергеевича Сулимова, худрука нашего курса. Потом, во второй половине июля уже вживую провели третий тур, заключительный конкурс и набрали новый первый курс. Надо жить, надо верить, любить и надеяться, надо что-то делать.

Эпидемия сильно изменила нашу привычную жизнь, и как-то ясно высветились простые истины – оказывается, материальный мир достаточно сильно исказил наши истинные потребности. Появилось понимание, что без многих вещей в жизни по большому счету можно обойтись, они лишние, как ненужная одежда в шкафу. Как вы оцениваете вероятность попадания театра в этот список? Вопрос имеет достаточно серьёзный вес, потому что на кон ставятся ценность и нужность театра, которые не оспаривались даже в военное время.

Ценность, нужность и живучесть театра оспаривается постоянно. Это происходило много раз и по разным поводам. Много раз театру предрекали скорую гибель. Это было и во времена появления кино, и во времена появления телевидения, и видео, и, наконец, теперь, интернета. Но когда-то Жан-Луи Барро на подобный вопрос ответил так: «Театр будет существовать до тех пор, пока будет существовать потребность одного человека понять другого человека». Я уверен, что эта потребность будет существовать всегда, поэтому театр будет существовать всегда. Театр — это единственный вид искусства, который дарит человеку живое общение, непосредственное, настоящее, душевное, человеческое общение. Ни один другой вид искусства этой способностью не обладает. Несмотря на все трудности, люди подчас в самые неблагополучные, даже бедные и нервные времена тянутся в театр. Идут в театр. Особенно нуждаются в нём. Нуждаются, чтобы подлечиться, чтобы поговорить по душам, чтобы получить ответы на какие-то вопросы, чтобы просто отогреться. И это мы особенно почувствовали после всего большого периода весенней изоляции и карантина.

Мы открылись одними из первых, открыли сезон 8 августа. Мы справились, несмотря на все сложные моменты, когда зрители приходят в театр и им сначала измеряют температуру, потом проверяют маски, их проводят в зал, соблюдают все необходимые эпидемиологические меры и социальную дистанцию, и их всего 50% в зале. Правда, в нашем театре это выглядит несколько иначе, потому что у нас круговой амфитеатр и съёмные места и те 50% мест, которые не продаются, они просто отсутствуют. Поэтому зрительские кресла у нас стоят более разряжено, и когда зал заполняется, создаётся ощущение «а может так и надо» – просто посвободнее сидят. Нет пустых мест у нас в зале, и это выгодно отличает «Сферу» от других залов. И вот, когда мы в первый раз после большого перерыва вышли к зрителям, увидели их глаза, услышали их реакции, ощутили то, как они задышали во время спектакля, и как принимали в конце, мы обострённо почувствовали, как они соскучились, как они нуждались в этом возвращении театра в их жизнь, нуждались в «Сфере» — родном для них театре.

«Без театра нельзя!» — говорит Сорин в «Чайке», и это абсолютная истина.

Театр «Сфера» находится в центре Москвы, в саду Эрмитаж, зрители, попавшие к вам хотя бы раз на спектакли, всегда возвращаются. Но всё-таки театр ценят театралы, а знают о нём немногие. История создания «Сферы» очень интересна, у театра есть свой язык, атмосфера, своя художественная материя, понимание себя и своего потенциала, но не стоит ли задуматься ещё и о создании «персонального мифа»? Языком агрессивного эпатажа сейчас ведь можно быстрее привлечь внимание публики и сделать имя театру, чем языком «просто хороших спектаклей», и это непреложная данность времени.

Язык агрессивного эпатажа точно не наш язык. Этим языком можно только отпугнуть от «Сферы» наших преданных и верных зрителей, напугать их, потому что это чужой язык. Имя театру дано раз и навсегда — «Сфера». Оно не придумано, а рождено и выстрадано его создателем Екатериной Ильиничной Еланской, и в этом имени всё – этический, эстетический, нравственный принцип существования, и соответствовать этому имени, понять, почувствовать его суть, в этом и есть залог успеха. Сфера человеческого общения, сфера подлинного общения – вот, что необходимо. Настоящее уважение зрителя, интерес и успех, рождает верность своей позиции, самостоятельность и искренность. Понимаете, это гораздо больше ценится хорошими зрителями, чем, что бы там ни было другое. Надо отличаться от всех, надо быть самими собой, вот, что важно для театра. Зрители нуждаются в подлинном общении, и если это есть, есть разговор по душам, то это — самое главное. Это и есть хороший спектакль, который лечит душу. Есть слова Мандельштама: «Если поэзия не лечит, то это не поэзия». Если театр не лечит, то это не театр, можно сказать и так. Зачем быть похожими на всех? Агрессивного эпатажа сейчас вокруг нас столько, что просто с души воротит.

Шут при дворе средневекового монарха это такой очень мудрый Дурак, человек, не обладающий большими знаниями, но способный к глубокому пониманию происходящего. В актёрстве какая пропорция шутовства, как способности, или быть может, возможности, высказаться иносказательно о сокровенном?

 В актёрской профессии очень много шутовства. Она вообще основана на природе игры. Актёрами могут быть только те люди, которые любят играть, играть как дети, с удовольствием и всерьёз. Кроме того, актёрская профессия она ведь исповедальная, и по-настоящему интересно на сцене только то, что исповедально. И актёр на сцене может сказать то, чего он, может быть, никогда в жизни никому не скажет. И в своей роли исповедаться, и сказать о чём-то тайном и сокровенном, личном, скрытом, важном. Именно это по-настоящему и ценно – то, что единственно, то, что лично, исповедально. Ну, а Шуты с большой буквы они во все времена были и будут. Они необходимы, без них нельзя, кто же тогда скажет всю суть и правду. Но эта профессия штучная, в этом понимании. Настоящие Шуты — это большая редкость, их немного, это требует большого таланта, самобытности, искренности, смелости.

Из двух состояний — «сходить с ума» и «нормальная рутина» — что вам ближе как режиссёру и как человеку? Быть может сейчас то самое время, когда можно признаться, что в вас есть какая-нибудь сумасшедшинка или наоборот, признать, что вы человек с выраженной функциональной доминантой дисциплины, последовательности и порядка?

Вся штука в том, что эти два как бы взаимоисключающих качества непременно надо соединить, иначе ничего путного не получится. Обязательно нужна и последовательность, и дисциплина, и организация, и порядок. В то же время обязательно надо быть способным «сходить с ума», смело фантазировать, быть безрассудным, идти по линии интуиции. Это то же самое, что соединить интуицию и расчёт, сознательное и подсознательное, ум и чувства. Это, наверное, самое сложное и самое трудное и в жизни, и в режиссуре, но это необходимо. Как рассказывал Эдуард Евгеньевич Марцевич, Юозас Мильтинис, у которого он учился режиссуре, вообще говорил, что «режиссура — это прыжок в неведомое». А у Эфроса в его книге есть такое место, где он перечисляет множество необходимых качеств, которыми должен обладать режиссер, и весь этот огромный перечень заканчивает словами: «И всё это помимо главного качества – быть поэтом..».

Если вам вдруг скажут – у вас есть власть. Прямо в настоящий момент вам дана способность управлять ходом событий и контролировать свое окружение. Carpe diem — Лови момент! Что бы вы изменили вокруг себя, внутри себя? Что бы отсекли от себя или наоборот дефицит чего восполнили?

Если бы у меня была волшебная палочка, я бы взмахнул и сказал: «Господи, только бы все были здоровы, не воевали и не делали преступных глупостей.

Без живой энергетики зрителей, без эмоциональной поддержки театр немыслим. Но условия пандемии заставляют театр искать новые формы – в онлайн формате проходят спектакли, проходят встречи с артистами, читают лекции театроведы, развиваются паблики в соцсетях, придумываются флешмобы. Театр СФЕРА перешёл на эти новые рельсы?

Да, конечно, мы стараемся, пытаемся и работаем в этой новой форме, в этом новом онлайн-формате трансляций, встреч, репетиций, я уже говорил об этом. Кроме того, мы весной показывали все наши спектакли в записи, и профессиональной, и любительской, чтобы не потерять эту связь со зрителями. А совсем недавно, на юбилей Есенина мы снова провели наши литературные чтения. Такие чтения мы проводим традиционно. Ещё до пандемии у нас были Пушкинские чтения, Пастернаковские чтения. Наши друзья, учащиеся школ, учащиеся театральных студий готовят репертуар, присылают нам заявки, а потом приходят в наш зал и читают стихи для зрителей, работников театра, друг для друга.  Мы очень надеялись провести Есенинские чтения вживую, в нашей «Сфере», но, к сожалению, это не оказалось возможным, и мы провели их онлайн. Конечно, мы работаем в этой непривычной для нас форме, и будем работать, если жизнь заставит. Это что-то даёт, это возможно, безусловно, никуда от этого не денешься.

Но, конечно же, театр всегда подразумевает живое общение, а театр «Сфера» в особенности – он был создан ради этого. Как говорила Екатерина Ильинична Еланская: «Всё, что помогает такому общению, должно быть в театр привнесено, всё, что мешает, должно быть убрано». Наша задача добиться того, чтобы вот это живое общение актёров и зрителей, создателей спектакля и наших друзей, которые к нам пришли, возникало, чтобы это был разговор по душам, как «душа с душою говорит». Чтобы здесь и сейчас рождались мысли, эмоции, переживания, впечатления. Чтобы зритель уносил их с собой, уносил какие-то открытия. И это, конечно же – ЖИВОЙ ТЕАТР. Мы все этого хотим, этого ждём и ради этого трудимся, живём и работаем. Этого, безусловно, ничто не заменит.

Что для вас значит Театр? Ваш хлеб, ваша боль, ваша радость, ваш крест? Если в театр придёт один зритель, а такую ситуацию сейчас легко себе представить, вы выйдете на сцену?

Театр это всё. Театр это и хлеб, и боль, и радость, и крест…

Буквально на днях, на той неделе ушла из жизни замечательная актриса, старейшая актриса нашего театра Валентина Николаевна Кудинова. Ушла из-за этого проклятого ковида. Эта весть просто перевернула нас всех. Валентина Николаевна была чудесной актрисой – живой, непосредственной, пронзительно искренней и трогательной, с неповторимым обаянием, заразительностью и чувством юмора!  И она была удивительно энергичным, жизнерадостным, весёлым человеком! Вот, кто на ваш вопрос «Что для вас значит Театр?», вероятно, ответил бы: «Это моя жизнь! Моя радость! Моё счастье!»… Казалось, что она будет всегда, что она вечна, вечно будет звучать её голос, звенеть её смех и сиять её улыбка… И это всё, безусловно, навсегда останется с нами, и во всех нас, и мы будем брать с неё пример, учиться её отношению к жизни и к профессии, и заряжаться её верой, оптимизмом и энергией, как делали это при жизни… Ведь, поистине, на 92-м году жизни она всегда была самой молодой из нас!..

А если придёт один зритель, конечно, выйдем на сцену. Блок читал лекцию для одного слушателя. Всё бывает. И еще, знаете, вот, о чем хочется сказать… В «Нездешнем вечере» у Цветаевой есть такие слова, где она говорит о том моменте, когда уехала из России в эмиграцию: «Из мира, где мои стихи кому-то нужны были, как хлеб, я попала в мир, где стихи — никому не нужны, ни мои стихи, ни вообще стихи, нужны — как десерт: если десерт кому-нибудь — нужен…».

Вот пандемия пройдёт, мы все в это верим, надеемся и знаем, что всё вернётся на круги своя, даст Бог. Но очень важно, чтобы мы все не потеряли в принципе какие-то основные ориентиры, ощущение главных ценностей. Чтобы и наша жизнь нас подталкивала к тому, и мы бы понимали, что поэзия, театр, искусство нам нужны как хлеб, а не как десерт. Это в принципе важно.

Традиционный вопрос, но который звучит в настоящий момент зыбко, как если «оседлать ветер», но задают его сейчас с особым чувством – про планы на будущее. Есть? Какие?

Планы на будущее у нас есть, безусловно. А как же без них — без них нельзя. Сейчас мы работаем над спектаклем «Продавец дождя». Это моя постановка, художник Ольга Коршунова, занята группа замечательных актёров нашего театра. Сейчас идут репетиции, и мы собираемся выпустить этот спектакль перед Новым Годом. Это наша ближайшая премьера.

Также у нас существуют определённые договорённости по времени работы и по названиям с двумя режиссерами, Глебом Черепановым и Викторией Печерниковой. Они должны будут у нас поработать, это новые постановки. В принципе названия уже определены на 90%, но сейчас пока не хочется говорить, чтобы не сглазить. Будущий 2021 год для нас особенный, юбилейный. 1 июня театру «Сфера» исполняется 40 лет. Готовимся встретить и отметить это событие. Так что планы есть, и мы о них думаем, ими живём и верим, что они осуществятся. И всегда ждём зрителей – наших любимых зрителей в «Сфере».

БЛИЦ-ИНТЕРВЬЮ

Если напиток, то – крепкий чай, сладкий, с сахаром

Если кино, то – «Дом, в котором я живу»

Если книга, то – книжка Чехова

Если театр, то – конечно, «Сфера»

Текст: Наталья Анисимова
Фото: Маруся Гальцова

https://rblogger.ru/2020/11/02/aleksandr-korshunov-poeziya-teatr-iskusstvo-nam-nuzhny-kak-hleb-a-ne-... 

Живой театр

"Мажорная симфония в белом"... Не "театр-зрелище" - "театр-взаимодействие"... На видном месте - эмблема: круг. Круг, объединяющий всех, кто сюда пришел. Сцена - в центре: небольшой деревянный помост шестигранником. Деревянная круговая дорожка отделяет помост от рядов. Принцип цирка, принцип волчка: зрители - вокруг точки, в которой пульсирует действие. Нет деления на "зал" и "сцену с кулисами", на "театр" и "мир" — нет делящей стены, нет зеркала сцены. Есть сфера взаимодействия..."

Лев Аннинский, литературный критик, литературовед