42-й театральный сезон

Касса театра:

Купить билет

Главный режиссер театра:

Народный артист России

Основатель театра:

Народная артистка России
#театрсфера

Musecube.org - «Земля Эльзы» в «Сфере»: а носы-то не мешают!

Musecube.org - «Земля Эльзы» в «Сфере»: а носы-то не мешают!
22 Октября 2022
Этот театр меня однажды выжмет полностью, и мне станет окончательно хорошо. Я про «Сферу». Понимаете, никогда прежде меня так не сокрушали морально, как здесь. И я даже не предполагала, что после такого душевного перекручивания может быть столь замечательно на душе.

Я видела многое. И я видела несколько постановок «Сферы» (хотя есть и плюс: передо мной весь остальной репертуар распахнут, можно погрузиться по ушки в невероятное). Так скажу: сильнее, чем в этом театре, меня не перепахивали. И как же это приятно!..

Странно, да? Есть куча режиссёров, есть ещё больше постановок, на любой вкус. Я бегаю в разные театры по нескольку раз на неделе. А «Сфера» умудрилась, не стремясь к этому достижению особо, вывернуть меня наизнанку — и сделать это так, чтобы я осталась бесконечно благодарной.

На сей раз я посмотрела «Землю Эльзы». И очень сложно теперь рекомендовать этот спектакль из своих знакомых: всем нужны хеппи-энды. А здесь, простите, всё завершится ну очень грустно.

И я вышла из театра, размазывая слёзы по лицу. Мне было плохо, гадко, больно — но не так, как оно случается в жизни. А так, как должно быть после хорошего, мощного спектакля, который не ставит своей целью развлечение публики и не боится доставить ей дискомфорт отсутствием позитива, но метит в мозг и душу. За последний календарный год «Земля Эльзы» точно входит в тройку моих самых мощных театральных впечатлений (а по нескольким пунктам и лидирует в этом субъективном хит-параде).

Признаюсь: не видала я фильма по пьесе Ярославы Пулинович. И не ознакомилась с одной из бесчисленных версий этого материала, которые идут в массе театров. Пришла на новенького.

Дело в том, что я не люблю современную драматургию. Этот рублёный слог, псевдоразговорный стиль… Но почему в «Сфере» странные, антижизненные диалоги Пулинович звучат так по-настоящему? Как удалось театру и его артистам превратить пьесу в высокую литературу, которой внимаешь, боясь лишний раз вдохнуть?

Там о чём речь-то: в далёкой сибирской деревне живёт Эльза. Ей уже (страшно представить!) за семьдесят, неделю назад умер её муж-тиран, с которым она и не дышала толком (в версии «Сферы» — даже не целовалась ни разу). И вот — долгожданная свобода, можно пойти и купить себе хотя бы новые красивые туфли — как символ новой жизни.

Эльза — этническая немка, её родителей сослали на этот край земли. Крики: «Фашистка!» — сопровождали нашу героиню всю жизнь. Но она привыкла почти, конечно…

И вдруг в деревню из города переезжает 72-летний Василий Игнатьевич — бывший учитель географии, уволенный из школы из-за преклонных лет. И оказалось, что любовь не знает возраста, а жизнь можно изменить, даже если кажется, что ты погрязла в своей деревне навсегда. Можно же уехать в путешествие по миру с человеком, близким тебе духовно! Который даже — вы только подумайте! — разговаривает с тобой! Вот оно — счастье, о котором Эльза уже и не мечтала.

Увы, у пожилых влюблённых есть глупые, жадные взрослые дети. Кто-то боится, что после женитьбы Эльзы и Василия, потеряет квартиру своего старика, кто-то трясётся от ужаса, что лишится единственной опоры в жизни — своей мамы… А значит, нельзя допустить этого странного, ненужного брака.

Да ещё и соседки — деревенские сплетницы — масла в огонь подливают. Не должна Эльза быть лучше них, чем-то выделяться, стать единственной счастливой среди несчастных…

Честное слово, я чуть не сбежала из театра в антракте, когда всё завершилось на слишком мажорной ноте (преувеличиваю, конечно, но не слишком). Ибо знаю я этих современных драматургов — не позволят они всей истории закончиться хорошо. И я понимала, что будет ой как больно. Не ошиблась.

Просто поразительно, насколько бережно, осторожно раскрывает тему поздней любви совсем молодой режиссёр — недавний выпускник ГИТИСа Иван Рубцов. Впечатляет, как точно прочувствовали постановщик и доверившиеся ему артисты взаимоотношения между героями спектакля, сколь глубоко погрузились в неведомый быт далёкой сибирской деревеньки и души своих персонажей.

Если рассуждать о психологизме в театре, то в качестве примера можно смело предъявлять «Землю Эльзы». Здесь все — достоверны. В одних ты видишь отражение себя, другим, на полном серьёзе, хочется от души настучать по голове (сцена диалога Изабеллы с Эльзой — просто пенопласт по сердцу; я не знаю, как в кресле-то усидела в этот момент). Но на сцене — совершенно живые, а не сошедшие со страниц пьесы, люди.

Чуть меньше таланта, чуть слабее любовь к героям спектакля — и чувства главных героев показались бы смешными, а вся постановка превратилась бы в несложную мелодраму с неоднозначным финалом. Но Рубцов смог сделать то, на что не способны зачастую маститые режиссёры, и создал, не побоюсь этих слов, настоящий театральный шедевр.

Вспомним и уникальный зал «Сферы»: тот самый, в котором кресла зрителей расположены вокруг небольшой сцены, а действие может развиваться почти в любой точке. Режиссёр понял это нетривиальное пространство и нашёл с ним общий язык. «Земля Эльзы» —  эдакий 3D-спектакль, на полном серьёзе переселяющий тебя на сельскую улицу, где, кажется, давно знаком каждый уголок, дом и забор.

Рубцов не делал в пьесе купюр — напротив, он добавил ряд «склеек», необходимых в случае «Сферы», лишённой кулис и занавеса. И как же получилось гармонично! (Отдельно рекомендую сцену с поцелуем — удивительно непошло, правильно и уместно смешно сделанную.)

Немного трогательного интерактива в первом акте (не буду раскрывать карты, как всё происходит, ибо это будет ненужный спойлер). Два с половиной часа театральной правды. И, в итоге, вера в то, что в любом возрасте, в любой ситуации, даже тогда, когда жизнь кажется прожитой почти до конца — и прожитой зря, — можно кардинально изменить судьбу.

И не менее важный вывод: сколь бы неуместным, странным и нелепым тебе ни казался чужой выбор, поддержи этого человека. Возможно, он вытянул билет в лучшее будущее, и ему плевать, «что станет говорить княгиня Марья Алексевна».

Есть ли минусы у спектакля? Как по мне, один. Это возрастное несоответствие главной героини. Да, Екатерина Ишимцева (Эльза), действительно, весьма молода и точно не тянет на старушку 70+. Но тут работает театральное волшебство: если артист полностью погружается в своего персонажа, то ты и видишь именно его.

И ты влюбляешься в Эльзу: сумевшую, несмотря ни на что, сохранить детскую непосредственность и веру в чудо, но, как выясняется по ходу действия, имеющую стальной стержень внутри. Шикарная актёрская работа — и это при том, что Ишимцева сравнительно недавно ввелась на роль, и спектакль ставился «не под неё». А кажется, будто бы под органику Екатерины всё и заточено. Это — мастерство.

Прелестен и мил Василий Игнатьевич — Вадим Борисов. Режиссёр не пытается «играть в интригу» и с первой же сцены даёт понять: этот человек — идеальная пара для Эльзы. Думаю, каждая зрительница пожелала бы себе такого спутника жизни, коли в преклонном возрасте он ей встретился.

Шикарна Виктория Склянченкова, которой досталась роль Ольги, взрослой (да что там — весьма взрослой) дочери Эльзы. Истинная одинокая деревенская женщина, которая сама себе и баба, и мужик. А внутри — маленький, ранимый ребёнок, жаждущий поддержки и материнской любви.

Симпатична и трогательна в попытках продемонстрировать «сельский шик» Даша, внучка Эльзы — Екатерина Богданова. Кстати, этот персонаж — один из немногих, поддерживающих главную героиню (хотя выбор розового платья на свадьбу и ей чужд). Может быть, потому, что Даша — единственная, не ставящая крест на своей судьбе и уж точно не желающая своей маленькой дочке судьбы бабушки и матери. Даша в спектакле — глоток свежего воздуха.

А на роль Виктора, сына Василия Игнатьевича, как раз ввёлся Никита Спиридонов. У Никиты какие-то свои договорённости с пространством «Сферы» (это я ещё на «Незнайке» заметила) — он умудряется играть «широкими мазками» на сцене, которая этого, казалась бы, не приемлет. И получается феерично! Даже в то небольшое время, которое было выделено автором Виктору, Спиридонов сумел вместить весьма колоритную личность.

Жена Виктора, Изабелла (Дарья Затеева) — дама утончённая и возвышенная. А ещё — суровая и жёсткая (потому что она «хорошо знает эту жизнь»). Положа руку на сердце, признаем: стерва она распоследняя. Затеева буравчиком вкручивает в мозг публики суть своей героини, и это бесценно — столь бескомпромиссно подавать бесконечно отрицательного персонажа. Но у Изабеллы есть и своя правда: она заботится о будущем детей. Потому и здесь есть необходимая в театре многогранность — и ты даже порой оправдываешь Изабеллу, хоть и жаждешь придушить её. А за дело!

Старушки Зинаида Михайловна и Таисия Петровна (Людмила Корюшкина и Ирина Померанцева) — просто чудо. Деревенские сплетницы, одна из которых постоянно гениально «забывает кошелёк», приходя в местный магазинчик, а вторая наивно пытается сама окрутить Василия Игнатьевича (ей можно, она до сих пор красавица). Доля комедии в нашей истории, становящаяся причиной истинной трагедии.

И ещё есть продавщица Марина (Марина Заболоцкая) — та самая, которая трудится в сельском магазинчике, предлагающем местным жителям любые товары от хлеба до стирального порошка и обуви. Марина тоже на стороне Эльзы и пытается ей помочь (так получается, что единственная из всех). Думается, она даже видит в главной героине эдакий пример, как нужно жить и не потерять себя.

Интересно: почти на всех ролях (кроме Эльзы и Василия Игнатьевича) по два и более исполнителя. И у них… разные костюмы (кстати, за оные отвечал сам Иван Рубцов и Анастасия Никонова). Как я могу судить по фотографиям, постановщик и художник по костюмам наряжали артистов в то, что гармонирует именно с ними. И получились совершенно разные персонажи (самый яркий пример — Виктор).

Значит, в зависимости от состава, спектакль будет пусть немного, но иным. Великолепный подход, которого я давно жажду.

В общем, так скажу: подумала и посоветую посмотреть «Землю Эльзы» всем, кто соскучился по настоящему, правильному, человеческому, красивому, наконец, театру.

Да, если вы чувствительны, придётся поплакать. И, нет, режиссёр не будет вас жалеть. Финал пьесы Пулинович подразумевает двоякое толкование, но Рубцов непреклонен: его вариант невероятно красив (я как рот открыла — так и забыла захлопнуть), но… не даёт никаких надежд на что-либо позитивное.

И вот именно тут подобное прочтение правильно. В ином случае вышел бы пусть милый, но водевильчик. Пусть это тоже спойлер, но на сию жертву я иду, понимая, что не все готовы проживать спектакль с тяжёлым финалом. Но я вам обещаю: при глубочайшей грусти вы почувствуете тёплый, согревающий свет. «Сфера» это умеет.

«Земля Эльзы» — спектакль, который не гремит по пабликам и новостям. Потому что он не скандален — это «просто» чистое искусство. И я сдерживала себя изо всех сил, чтобы не использовать исключительно превосходную степень, говоря об этой постановке. Она прекрасна.

Я ручаюсь: если вы никогда в «Сфере» не были, вам гарантирован феерический экспириенс. А уж коли вы завсегдатай этого театра, то и без меня знаете, что тут вам обеспечен максимальный фонтан эмоций.

И, нет, я не знаю, как они это делают. Все эти артисты, которых вы захотите лицезреть снова и снова, увидев единожды. Режиссёры, находящие подход к пространству «Сферы». И все эти невероятные люди вместе, творящие чудеса, неподвластные иным театрам.

Больно и хорошо — вот наилучшее описание «Земли Эльзы». Этот спектакль нужен, чтобы не дать душам зачерстветь. Театральный лекарь, честное слово. И я счастлива, что получила сию терапию.

Ирина Петровская-Мишина специально для Musecube
https://musecube.org/otchet/otchet-theatre/zemlja-jelzy-v-sfere-a-nosy-to-ne-meshajut/

Живой театр

"Мажорная симфония в белом"... Не "театр-зрелище" - "театр-взаимодействие"... На видном месте - эмблема: круг. Круг, объединяющий всех, кто сюда пришел. Сцена - в центре: небольшой деревянный помост шестигранником. Деревянная круговая дорожка отделяет помост от рядов. Принцип цирка, принцип волчка: зрители - вокруг точки, в которой пульсирует действие. Нет деления на "зал" и "сцену с кулисами", на "театр" и "мир" — нет делящей стены, нет зеркала сцены. Есть сфера взаимодействия..."

Лев Аннинский, литературный критик, литературовед