39 театральный сезон

Касса театра:

Пн: Выходной
Вт-Пт: с 13:00 до 19:30
Сб-Вс: с 12:00 до 18:30
Купить билет
Год театра в России 2019

Главный режиссер театра:

Народный артист России

Основатель театра:

Народная артистка России
#театрсфера

Тоска по утраченному раю

Тоска по утраченному раю
28 Ноября 2018

Тот, кто не узнал себя в провинциальном восторженно-наивном юноше Александре Адуеве (Денис Береснев), тот не был молодым.

Тот, кто не увидел своего отражения в рассудительном, но временами реалистично жестоком светском льве высшего петербургского общества Петре Ивановиче Адуеве (н.а. России Дмитрий Ячевский), тот не повзрослел.

«Обыкновенная история» по роману И. А. Гончарова с одноименным названием в постановке н.а. России Александра Коршунова – это концентрация злободневных вопросов о взрослении и становлении человека, о смысле жизни и поиска себя в ней, на которые герои романа в исполнении талантливых актеров Московского драматического театра «Сфера» на протяжении всего спектакля ищут ответы, то погружаясь в хаос бытия и равнодушие материального мира, то выныривая из него для совершения очередного глотка истинного, настоящего и светлого, что есть только в самых глубинах человеческих душ и сердец. Парадоксальная ситуация, когда погружение осуществляется наружу, а выныривание – внутрь себя. Но разве не парадоксальна человеческая жизнь, и разве нет противоречий в одном и том же человеке в разрезе времени и в процессе его становления?

Да, спектакль реалистичен, несмотря на относительную скудость внешних декораций. Но, важно отметить, минимализм здесь намеренно продуман, а потому приемлем, ибо не отвлекает от сути, а лишь служит необходимым фоном для происходящих действий, которыми актеры мастерски погружают зрителя в особую реальность со своими декорациями – у каждого в своей голове складывается и разворачивается свой собственный мир как отражение увиденного и причудливо преобразованного в сознании. Благодаря игре актеров реальность настолько ощутима, время то останавливается, то бежит, чувства калейдоскопом сменяют друг друга, словно ты сидишь на карусели жизни, которую раскручивают персонажи романа, погружая тебя в жизнь все глубже и стремительнее с каждым витком жизни отдельно взятого героя. В общем-то, и сцена сферична, кругла, расположена в самом центре зрительного зала, окруженная со всех сторон внимательным зрителем, наблюдающим за действием с затаенным дыханием. И этот прием создает эффект присутствия, когда ты не просто словно заодно с актерами играешь их не простые роли (ассоциация «Я-Актер», вызывающее чувство присутствия и сопричастия игре актера, отожествления себя с исполнителем роли), но и с самими героями переживаешь их жизни (ассоциация «Я-герой романа», когда ты погружаешься благодаря игре актеров не столько в сам спектакль, сколько в отображаемую им жизнь и в жизнь отдельно взятого героя, отождествляя себя с ним).

Да, спектакль не оставляет равнодушным, поскольку каждый исполнитель своей роли – это воплощение неминуемых человеческих дихотомий, существующих как в одном живом человеческом существе (Александр Адуев – на протяжении всего спектакля, Петр Иванович Адуев – под завершение истории), так и сталкивающихся и борющихся в существах различных (те же молодой и взрослый Адуевы, Александр и Петр Иванович, контрастирующих и неизбежно сталкивающихся в течение всей постановки). Удивительно, как столь непохожих друг на друга человека с различным подходом к жизни в воплощении Дениса Береснева и Дмитрия Ячевского взаимодействуют между собой в постоянном противостоянии, но больше всего удивляет финал, в котором происходит перестановка ролей, принятие одним (Александром Адуевым) роли другого (Петра Ивановича Адуева) и капитуляция одного (Петра Ивановича Адуева) перед другим (Александром Адуевым). Происходит не столько борьба двух людей, сколько двух образов жизни, не противостояние близких родственников, а своеобразный обмен опытом, не жестокость, а желание защитить и предупредить, – вот что скрывается за внешней и видимой враждой, которую отрицают оба.

Так о чем же спектакль?

О нынешнем дне. О дне прошлом и дне будущем.

Почему так широко и так абстрактно?

Потому что темы становления человека как личности и поиска себя в этой жизни, в которых есть вопрос («Что есть смысл жизни?») и ответ на него (ответ-действие в виде становления человека через прохождение им всех фаз взросления и ступени кризиса, это своеобразное метание по бушующему океану жизни, такой манящей, но такой опасной), – это темы вечные, не теряющие своей актуальности и волнующие человеческие сердца вне зависимости от расы, пола и возраста. Это темы, будоражащие лучшие умы человечества во все века, результатами размышления над которыми становятся такие произведения, как роман И.А. Гончарова «Обыкновенная история», и такие воплощения гениальных произведений, как спектакль Александра Коршунова, являющийся сам по себе отдельным шедевром.

А как же тема любви, спросят некоторые? Она ведь тоже вечна. Разве о ней в романе и спектакле ни слова?

Но ответьте на вопрос: «Как возможно становление человека, если он не познал жизнь во всем многообразии ее чувств, в том числе, и через любовь и неизбежное разочарование?»

Я думаю, в самом вопросе кроется ответ.

«Обыкновенная история» – это история целой жизни, даже, целых жизней, причудливо пересекающихся между собой и коварно влияющих на судьбы. А какой может быть история без любви?..

Нет смысла заниматься кратким изложением романа. Содержание «Обыкновенной истории» знакомо всем. И не столько потому, что вы читали роман, а скорее по той причине, что само название уже говорит само за себя – это история, знакомая каждому. Обыкновенная – это та, которая повторяется от человека к человеку, из века в век, ведь именно об этой «обыкновенности» – сарказм и усмешки Петра Ивановича Адуева, который проходил уже через то, что только предстоит пройти неискушенному Александру. Не обыкновенная и уникальная для каждого, ведь даже глупости первой любви хоть одинаковы для всех, но у всех проявляются по-своему, несут оттенок любви только тех двоих, кто в нее включен; именно об этом – желтый цветок (тетушка в исполнении Марии Аврамковой и Петр Иванович в исполнении Дмитрия Ячевского) и букашка в молоке (Наденька в исполнении Валерии Гладилиной и Александр Адуев в исполнении Дениса Береснева).

Романтики, ищущие в спектакле любви, и молодое поколение, наивное и неискушенное в чувствах, найдут в «Обыкновенной истории» Александра Коршунова и любовь, и чувства (самые разнообразные, которые сопровождают любовь). Романтиков спектакль «спустит на землю», обнажив неприглядную сторону возносимой любви, заставит трезвее взглянуть на это банальное, казалось бы, чувство, убрав из него страстность и порывистость (опошляющие и принижающие благородное чувство, маскирующие животные инстинкты), но привнеся в него глубину и смысл (но не расчет, нет, нет!). Любовь в этом спектакле не банальна. Она различна. Она показана такой, какой она бывает – на самом деле (Петр Иванович и его жена Елизавета Александровна в исполнении Елизаветы Сидоровой) и такой, какой ей быть не должно (заблуждения Наденьки относительно низких и корыстных чувств Графа (Алексей Суренский) и глупая упрямая детская влюбленность Александра в Наденьку).

Но спектакль не только об этом.

Он еще и о крушении юношеских надежд, о вырастании из наивных мечтаний и юношеского максимализма, о развенчивании мифа о всемогуществе и о приобретении ясного, не затуманенного собственными представлениями о том, как «должно быть», взгляда на жизнь.

Он и о том, что в жизни ничего не бывает просто так. Он о цене успеха, о силе труда, о трагизме материального мира.

А еще он о разочарованиях и сомнениях. О разочарованиях в людях, о сомнениях в собственных (и общечеловеческих) идеалах.

О стремлении. К чему? К утерянным идеалам. И ушедшим или забытым и отброшенным мечтам.

Он о боли и воскрешении.

И о трансформации личности. А также о том, как в лихо крутящемся мире не потерять себя.

Спектакль «Обыкновенная история» больше дает вопросов, чем ответов. Поначалу. Но, при большем размышлении, оказывается, что все ответы лежат на поверхности. Нужно просто смотреть и… думать – во время спектакля, а после – размышлять, размышлять, размышлять об увиденном. Ведь этот спектакль вызывает из самых глубин человеческой души самое потаенное, от чего уже невозможно будет укрыться или отмахнуться. Да, спектакль побуждает к действию, но к действию осмысленному, продуманному и верному. А еще он создает чувство сопричастности, отбрасывая чувство одиночества, когда понимаешь, что ты – не один такой несовершенный и мечущийся, что были, есть и будут еще такие же, как и ты. Удивительно расширяется понятие нормы, когда ты видишь, что внутренний конфликт свойственен каждому, кто хотя бы к чему-нибудь стремится и желает познать мир, себя и других в нем. По большей части, «Обыкновенная история» – это спектакль о всех нас, а потому он ложится исцеляющим бальзамом на душу, но только после того, как предварительно острым лезвием вскроет душу.

Каким бы ни был век, но конфликт неизбежен. Успех в обществе невозможен без отказа от какой-то части себя (увы, лучшей). Приобретение настоящей любви невозможно без потерь, боли и разочарований. И так во всем: чтобы получить что-то, от другого необходимо отказаться. Это выбор. А какими будут последствия, зависит от этого выбора. Ведь даже стать взрослым невозможно без отказа от детства. И грустно от того, что люди отказываются от себя не на время, а навсегда, забывая, какими они были когда-то, теряя самих себя и оплачивая за это ценой собственного счастья (а, зачастую, и счастьем других).

Знаете, как вкратце я могла бы описать увиденное? Тоска по утраченному раю. Вот как именно я прочувствовала «Обыкновенное чудо» Александра Коршунова.

Ирина Чернобровкина специально для MUSECUBE

Фотографии с официального сайта Московского драматического театра «Сфера»

Спектакль и зритель

"Как хочется заменить само слово – «спектакль»- другим, более точно выражающим то, во что он должен произрасти, а именно: «действо». И слово, как и само понятие – «зритель» - заменить на «участвующий». Чтобы приблизить его к другому – «действующий», т.е. один из тех «действующих лиц», перечнем которых начинается любая пьеса. Да, именно, участвующий, действо".


Екатерина Еланская