40-й театральный сезон
Купить билет

Главный режиссер театра:

Народный артист России

Основатель театра:

Народная артистка России
#театрсфера

Сфера общения / 40 лет Московскому драматическому театру "Сфера" (Страстной бульвар,10)

Сфера общения / 40 лет Московскому драматическому театру "Сфера" (Страстной бульвар,10)
03 Июня 2021

Невозможно поверить, что этот необычный театр возник на карте Москвы 40 лет назад! Родился не просто так, как появлялись и раньше, и в ту пору театры-студии, а потому что в нем была заложена осознанная необходимость для Екатерины Ильиничны Еланской, режиссера совершенно особой, пронзительной духовной настроенности, что точно ощущала потребности меняющегося времени. Родился, потому что был неосознанно или не до конца осознано потребностью зрителей в «физической» неотделимости от происходящего не на возвышающихся подмостках, а совсем рядом, в едином и неразделимом круге сомыслия и сопереживания.

Казалось бы, девочку из известной мхатовской семьи Клавдии Еланской и Ильи Судакова, ставшую востребованной актрисой Малого театра, а затем прошедшей режиссерскую школу Марии Осиповны Кнебель, Екатерину Еланскую должны были влечь вполне традиционные ценности театральной культуры. Но уже первые спектакли, поставленные молодым режиссером в разных столичных театрах, привлекли к себе внимание зрителей и критиков необычностью, может быть, и не сразу до конца угаданной. Да, это был, несомненно, русский психологический театр, но ощущалась в «Маленьком принце» А. де Сент-Экзюпери и «Робин Гуде» С. Заяицкого (Театр К.С. Станиславского)«Вкусе черешни» А. Осецкой («Современник»)«Месяце в деревне» И.С. Тургенева (Театр М.Н. Ермоловой) некая тяга к иному способу общения с залом, попытка помочь глубже проникнуть в то состояние, которым одарить может сегодня и здесь лишь Театр.

Традиционные, общепринятые формы казались Екатерине Ильиничне уже недостаточными, ей необходимо было их преодолеть. Ни в коей мере не жертвуя театральностью - возведя ее на более высокую ступень, в которой первое место занимало общение.

Иными словами - к «живому театру», который стал исповедью и проповедью Екатерины Еланской. А для подобного театра необходима была и совершенно особая, непривычная форма. И она нашла ее.

Мы часто употребляем слова и понятия, не вдумываясь в их расширительный, многозначный смысл. Так и со сферой. Словари дают несколько значений этого слова: «замкнутая поверхность, все точки которой равно удалены от центра; поверхность и внутреннее пространство шара; среда, общественное окружение; область, пределы распространения чего-либо». И если попытаться применить все без исключения эти толкования, от научного до бытового, - мы в полной мере оценим открытие Екатерины Ильиничны Еланской. Не только состоявшееся, но существующее во всей своей эмоциональной и интеллектуальной мощи вот уже четыре десятилетия.

Удаленность всех точек от центра (независимо от ряда, в котором располагается зритель) помогает сконцентрировать внимание именно в точке совпадения, в центре происходящего, тем более что довольно часто мизансцены спектаклей выстроены так, что артисты оказываются совсем рядом, в проходах между рядами. Таким образом поверхность и внутреннее пространство соединяются во имя того, чтобы создать единую среду, в которой теряются пределы распространения, ибо загадочное и влекущее «что-либо» захватывает всех...

Идея театра, в котором нет традиционной коробки сцены, отделенной от зрительского пространства, объединяющая актеров и зрителей «сфера общения», где только и возможен не просто сиюминутный, а оставляющий на длительное время и после окончания спектакля впечатление-размышление контакт актера и зрителя.

Начиналось все на клубных сценах. А первым серьезным опытом стал спектакль «Почта на юг» А. де Сент-Экзюпери на сцене Концертного зала им. П.И. Чайковского, где в архитектурной форме воплотилась идея Вс. Мейерхольда, объединившая амфитеатр зрительного зала и сцену в единую большую полусферу. Это была еще именно полусфера  - некий проект мечты. Спектакль шел на пустой сцене, что еще больше способствовало контакту зрителей и артистов. Тем более сопровождало действо звучание живого органа. Успех был оглушительным, иного слова не подобрать. И он повторился в следующем спектакле Екатерины Еланской, «Нездешнем вечере» Марины Цветаевой, а иначе и быть не могло, ведь режиссер собрала в этих двух непривычных действах известных прекрасных артистов: Г. Тараторкина, А. Калягина, Г. Буркова, Л. Круглого, Л. Толмачеву, Г. Бортникова, А. Лазарева, М. Козакова, Е. Киндинова, Г. Егорову. Успех был несомненный. Затем последовал поэтический спектакль «Россия моя, Россия» М. Цветаевой и С. Есенина с участием Т. Дорониной, «Бедные люди» Ф. Достоевского«Там, вдали...» В. Шукшина«Письма к незнакомке» А.Моруа и А. Моравиа с потрясающей «сборной» московских театров: Е. Васильевой, Е. Весника, Е. Симоновой и уже перечисленных.

Все эти спектакли положили начало театру «Сфера», который окончательно был создан в 1981 году. Но должно было еще пройти время, чтобы появилось в саду «Эрмитаж» то здание мечты, в котором и должен был зажить полной жизнью «живой театр» Екатерины Еланской.

В конце 1984 года Е. Еланской вместе с главным художником театра В. Солдатовым и архитектором Н. Голас удалось спроектировать и воплотить идею сферического пространства: уникального по своим возможностям трансформации единственного зала - кругового амфитеатра с центральной и несколькими сценическими площадками внутри него. Попадая в этот непривычный, буквально завораживающий зал впервые, не один зритель вспомнил, наверное, строки Матери Марии: «Человечество живо одною круговою порукой добра...»

Лев Аннинский, литературный критик, литературовед, к 30-летию «Сферы» выпустил небольшую, очень содержательную книжку «Музыка "Сферы"». Она состоит из коротких, но очень емких заметок о спектаклях театра, помеченных годами выхода (многие из них были опубликованы в постоянной рубрике критика в газете «Советская культура»). Таким образом, перед нами своеобразный дневник роста не только самого коллектива и все более яркого воплощения смелых художественных и этических задач Екатерины Еланской, но и роста зрительской аудитории. И перечитывая годы и годы спустя книжку, начинаешь задумываться о том, что именно под влиянием этого театра (и Театра на Юго-Западе, который он очень любил и высоко ценил) литературный критик стал критиком театральным: с острым взглядом, тонким умением сопоставлять и соединять воедино реальность и искусство, видеть самые мелочи спектакля и отмечать их коротко и внятно...

Нет смысла повторяться, возвращаясь мыслью к тому или иному спектаклю - Лев Аннинский, как показало время, во многом оказался прозорливым, прочитав, словно по книге, мысли режиссера. И одно из его метких определений невозможно не вспомнить:

«Я оценил открытие Екатерины Еланской: отход от театра-аудитории, где все сидят рядком и смотрят в одну сторону - к кольцевой композиции, которая продолжает жить в цирке: все сидят вокруг сцены, скрещивая на ней взгляды; а сквозь этот «цирк» виделся мне старый костер и кольцо зрителей-сородичей Единого Племени». Можно лишь продолжить: отчасти, несомненно, оживала в этом пространстве и магия народного творчества - хоровода, в котором происходящее в центре диктовало своеобразный ритм и настроение окружающих... И невольно вспоминаются знакомые всем строки: «Возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке...»

Но зрители тянулись сюда едва ли не в первую очередь и потому, что необычен был репертуар «Сферы». Он был и остается до сей поры театром высокой не только литературы, но и культуры - так много было в нем открытий! Екатерина Ильинична Еланская и в этом оказалась первопроходцем - она сама инсценировала прозу, с поистине снайперской точностью выбирая, что необходимо театру и зрителю как единому целому в тот или иной момент. Так приходили к нам великие романы и великие драматургические создания А.Н. Островского, А.П. Чехова, Н. Гумилёва, М. Булгакова, М. Цветаевой, В. Набокова, М. Зощенко, Б. Пастернака, Г. Пинтера, Э. Олби, У. Шукшина, Т. Уильямса, А. де Сент-Экзюпери, Ч. Айтматова, Ю. Олеши, А. Стриндберга, Г. Ибсена, М.Ю. Лермонтова, П.И. Мельникова-Печерского, Н.С. Лескова, А. Платонова... В каждом из названных и не названных произведений открывала Екатерина Еланская главное: не просто вечную тайну человеческой души, но не всегда осознанное стремление человека к духовному совершенству, к нахождению родственных по мысли и духу людей, к тому единению, которое Аннинский в приведенной цитате сравнил с костром: объединяющим и согревающим...

Может быть, именно поэтому с радостью и готовностью принимали участие в ее спектаклях звезды московских театров? Скорее всего - именно так. И вместе с ними «на равных» трудились артисты собранной Екатериной Ильиничной талантливой труппы, с каждым спектаклем преумножая и оттачивая мастерство.

Когда Екатерина Ильинична скончалась, театр возглавил ее сын - Александр Коршунов, замечательный артист Малого театра, сыгравший незабываемые роли на подмостках «Сферы», проявивший себя и как интересный режиссер. Но главное - как профессионал и как личность свято почитающий традиции, заложенные в фундамент «живого театра». И это очевидно в каждой из его работ, если вспомнить хотя бы совсем недавние - удивительные по атмосфере, глубоко захватывающие актерским существованием, совершенно современные решения «Старшего сына» Александра Вампилова, «Затейника» Виктора Розова... Александр Викторович не только ставит спектакли, но и смело приглашает молодых режиссеров, экспериментирует. И все - получается. Может быть, потому что Душа этого пространства не покинула его.

... На протяжении десятилетий зрители, входя в театральный зал, могли украдкой взглянуть: сидит ли на своем месте Екатерина Ильинична Еланская. Теперь их встречает в фойе «Сферы» большая фотография создательницы, возле которой всегда - цветы. А в зрительном зале, выбрав кресло сбоку, обязательно сидит на каждом спектакле Александр Коршунов, так же, как его мать, поглощенный тем поразительным контактом, что захватывает зрителей и артистов тем «единым дыханием сцены и партера», что возможен лишь в «живом театре»...


Наталья Старосельская

http://www.strast10.ru/node/5721

Живой театр

"Мажорная симфония в белом"... Не "театр-зрелище" - "театр-взаимодействие"... На видном месте - эмблема: круг. Круг, объединяющий всех, кто сюда пришел. Сцена - в центре: небольшой деревянный помост шестигранником. Деревянная круговая дорожка отделяет помост от рядов. Принцип цирка, принцип волчка: зрители - вокруг точки, в которой пульсирует действие. Нет деления на "зал" и "сцену с кулисами", на "театр" и "мир" — нет делящей стены, нет зеркала сцены. Есть сфера взаимодействия..."

Лев Аннинский, литературный критик, литературовед