42-й театральный сезон

Касса театра:

Купить билет

Главный режиссер театра:

Народный артист России

Основатель театра:

Народная артистка России
#театрсфера

Радио 1: Актёр Дмитрий Ячевский о театре «Сфера», звании народного артиста и театральных скандалах

Радио 1: Актёр Дмитрий Ячевский о театре «Сфера», звании народного артиста и театральных скандалах
09 Июля 2022
Что означает и даёт статус народного артиста России? Какие ощущения испытывает зритель, много раз посещая одну и ту же постановку? Как сегодня обстоят дела у московского драматического театра «Сфера», который весной решено было объединить с другим столичным театром «Эрмитаж»? На эти вопросы и не только в новом выпуске «Синемании» ответил актёр Дмитрий Ячевский.

С: Дмитрий, совсем недавно вы отпраздновали юбилей, с чем мы вас искренне поздравляем. Как это отметили в театре «Сфера»?

ДЯ: Спасибо большое! Да, был юбилей. Да, праздновали в театре. Ну как обычно, мы праздники отмечаем работой, поэтому я с удовольствием сыграл свою любимый спектакль по Гончарову «Обыкновенная история» на сцене театра «Сфера». Я и мои партнёры получили массу аплодисментов и хороших отзывов, а потом, конечно, выпили немного кофе [смеётся – прим. ред.].

С: А вообще в театре есть традиция отмечать день рождения?

ДЯ: Да, конечно! Возможно, прозвучит для кого-то сладковато, но наш театр – это семья. Когда я 35 лет назад пришёл туда, нас было всего 23 человека. Постепенно штат разрастался. Каждого вновь пришедшего мы ласкали, образовывали, объясняли ему, что он попал к хорошим людям, в семью, и что надо держаться вместе. Так нас стало сто с лишним людей. И вот эти традиции и семейность, слава богу, сохранились. Мы вместе и в горе, и в радости.

С: Как изменился театр «Сфера» с расширением штата и вообще за то время, что вы там есть?

ДЯ: Конечно, всё дело в людях и во времени. Как изменилось время, так изменился и театр «Сфера». Мы пытаемся слышать то, что происходит вокруг нас, и отвечать тем потребностям, что возникают в людях. Меняются драматургия, технические решения спектаклей и темы, на которые мы разговариваем. Мы растём, надеюсь, одновременной с нашей страной и зрителем. Мы так взрослеем.

С: Дмитрий, а за что присваивают звание народного артиста?

ДЯ: Замечательный провокационный вопрос [смеётся – прим. ред.].

С: Ну почему же провокационный? Вот смотрите. Есть артисты, которые играют главные роли. Был Высоцкий, которому не присуждали никаких званий. А сейчас мы видим молодых артистов, которые играют в трёх сериалах и сразу после получают звания заслуженных.

ДЯ: Могу сказать о том, что происходило на моём опыте. Сам я, слава богу, не принимал в этом никакого участия. Екатерина Ильинична Еланская, наш основатель, в какой-то момент сказала мне: «Димочка, вы так много наиграли и, знаете, поэтому подходите под номинации, которые от нас требует министерство культуры. Ваше количество ролей даёт нам основание послать вас на соискание звания заслуженного артиста». А мне тогда было 34 года. Десять лет спустя Екатерина Ильинична сказала, что я доигрался до звания народного [смеётся – прим. ред.].

С: Количество перешло в качество, как говорил Райкин.

ДЯ: Именно!

С: Вы более десяти лет не снимались в кино. Почему?

ДЯ: Я не снимался в кино со времён окончания ГИТИСа. У меня было несколько роскошных предложений, однако существовал запрет на съёмку со стороны педагогов. Это касалось именно моего курса. Вообще, у нас была одна непослушанка, увы, ныне покойная Лариса Белогурова. Замечательная актриса с большой фильмографией. Но она была настолько талантлива и красива, что к ней не применили никаких санкций.

С: К слову, о тех, кто не слушал своих мастеров. В своё время за съёмки в кино из театрального отчислили Никиту Михалкова и Татьяну Самойлову. Один сыграл в картине «Я шагаю по Москве», вторая – в фильме «Летят журавли». Но давайте вернёмся к вам. Скажите, только честно, можно ли народному артисту прожить на одну лишь зарплату?

ДЯ: Если бы я был один, то, думаю, возможно. Но есть же семья и близкие люди, которым нужно помогать.

С: А вы волнуетесь, когда на сцену выходите?

ДЯ: Да, но по особенному. Я начинаю зевать [смеётся – прим. ред.].

С: Давайте о грустном. Что сейчас происходит с театром «Сфера»?

ДЯ: Там сейчас не самое хорошее время. 1 апреля оказалось для нас коварной датой. Кто бы мог подумать, что в день, когда было объявлено о создании московского драматического театра «Сфера» [в 1981 году – прим. ред.], мы узнаем о слиянии нашего театра с театром «Эрмитаж», причём путём поглощения [1 апреля 2022 года Департамент культуры Москвы объявил об этом решении – прим. ред.]. То есть театр «Сфера» перестаёт существовать как самостоятельная единица и переходит в ведомственное, творческое, финансовое – всякое – подчинение театру «Эрмитаж».

С: Как вы об этом узнали?

ДЯ: Александру Викторовичу [Коршунову, главному режиссёру «Сферы» – прим. ред.] об этом сообщила директор нашего театра Ирина Тарасова. Это было вечером после того, как он отыграл спектакль. Надо понимать, что за человек Александр Викторович. Это один из лучших артистов России, один из самых талантливых режиссёров и педагогов. Коршунов – честный. За годы работы к нему не пристала ни одна грязь. Он чист как дождь. И вот этот человек, узнав о решении, задался лишь одним вопросом: «За что?».

Надо сказать, что мы все до сих пор пробуем понять, за что. Потому как наши переговоры с департаментом культуры Москвы, к сожалению, не увенчались успехом. Не скажу, что нам идут на встречу. Да, департамент что-то меняет, но это мелочи. Желания ответить на вопрос, зачем нужно это соединение, нет.

С: Смотрите, театральный мир в последнее время сотрясают адские скандалы. Олег Меньшиков и Олег Долин. Варшавер и Захарова, Серебренников и Ахеджакова. Наконец, отставка Райхельгауза, Рыжакова и Аграновича. Что смешалось в доме Облонских?

ДЯ: Не могу сказать точно. Я не в курсе всех подковёрных движений, которые происходят наверху. Могу только предположить, что в нашем случае единственная причина, которая была нам названа, зачем надо было соединять две столь разные по художественной направленности, эстетике и форме существования величины, это то, что оба театра ранее находились в саду Эрмитаж. «Сфера», которая продолжает традиции классического сценического искусства, по-прежнему там располагается. А театр «Эрмитаж» под управлением Михаила Левитина – яркий и площадной, с портальной сценой – теперь находится на Новом Арбате. Туда особо никто не ходит. Говорят, во время спектаклей под сценой шумит метро. Это беда, да. Но это единственное, что может хоть как-то объяснить, почему сливают именно нас.

С: Что меняется внутри театра в связи с происходящим? Репертуар? Структура?

ДЯ: Мы ведём многомесячные переговоры и на сегодняшний день добились пока только того, что «Сфера» «Эрмитажем» не поглощается. Проект устава есть, но департамент нам его ещё не предоставил. Нам говорят, что нас хотят сделать структурным подразделением «Эрмитажа», однако лично мне не понятно, как такое возможно.

С: Почему вы так против альянса с «Эрмитажем»? Да и ладно бы с ним. У вас творческая независимость есть, невмешательство в репертуар есть. А общее финансовое руководство пусть будет. Почему нет?

ДЯ: Во-первых, нам это морально тяжело. Мы никак не можем понять, никак не можем получить ответ на простой вопрос, почему это происходит. Чем мы не угодили департаменту культуры? «Сфера» – самодостаточный театр со стопроцентной посещаемостью. Мы играем русскую и советскую классику, имеем призы отечественных и международных фестивалей. Что случилось? Зачем это нужно?

Самостоятельность, о которой вы упомянули, она только на бумаге. Но мы её не видели. Я взрослый человек и давно словам не верю. Только бумагам, причём с печатью, а лучше не с одной. Более того, наше здание уже нам не принадлежит. Вообще, вся наша материально-техническая база, все ценности «Сферы» в ведении у «Эрмитажа». Даже лицевого счёта нет. Понимаете, всё забрали, но взамен пока ничего не дали.

С: А как же зарплата?

ДЯ: Пока только месяц прошёл, как зарплату нам платит театр «Эрмитаж». Но не в зарплате дело. Это какая-то чудовищная несправедливость, которая не даёт спать по ночам. Есть такие вещи, которые сидят в тебе ржавым гвоздём и не дают жить, потому что ты не понимаешь, почему. Даже не за что. Просто почему и что надо сделать, чтобы всё вернуть назад.

С: Как вы считаете, что мотивирует зрителей ходить на одни и те же спектакли по много раз?

ДЯ: Предположу на основе ответов зрителей. Они говорят о том, что спектакли каждый раз разные. Для них это не киноплёнка, которая крутится бесконечное число повторов.

С: Но, приходя на «Гамлета», они ведь знают, что его убьют.

ДЯ: Да, но они смотрят, как его убьют.

С: Шпагой! Если только это не авангард типа Богомолова, Серебренникова и прочего.

ДЯ: Думаю, что в данной ситуации зрителям важна интонация, с которой мы это делаем. Замечательный критик Шацкая сказала, что, выходя из «Сферы», она становится чуточку лучше, и для неё этого более чем достаточно. Зрители приходят к нам за глотком чистой воды, за дуновением ветерка. Поэтому они приходят на один и тот же спектакль по много раз.

Фото: Екатерина Тимошенко
Видео-версия интервью: https://youtu.be/BemSytzhJNI

Radio1 в Telegram — t.me/radio1news
Radio1 в Яндекс.Дзен — zen.yandex.ru/radio1
Екатерина Тимошенко

https://radio1.news/article/aktyer-dmitriy-yachevskiy-o-teatre-sfera-zvanii-narodnogo-artista-i-teatralnykh-skandalakh/

Спектакль и зритель

"Как хочется заменить само слово – «спектакль»- другим, более точно выражающим то, во что он должен произрасти, а именно: «действо». И слово, как и само понятие – «зритель» - заменить на «участвующий». Чтобы приблизить его к другому – «действующий», т.е. один из тех «действующих лиц», перечнем которых начинается любая пьеса. Да, именно, участвующий, действо".


Екатерина Еланская