42-й театральный сезон

Касса театра:

Купить билет

Главный режиссер театра:

Народный артист России

Основатель театра:

Народная артистка России
#театрсфера

ПТЖ: АЛЕКСАНДР КОРШУНОВ: «ЭТО ВАРВАРСКАЯ ХИРУРГИЯ»

ПТЖ: АЛЕКСАНДР КОРШУНОВ: «ЭТО ВАРВАРСКАЯ ХИРУРГИЯ»
04 Апреля 2022
Казалось бы, эпоха крепостных театров завершилась после манифеста 1861 года об освобождении крестьян. Мы привыкли относиться к государственным театрам как к самостоятельным организмам, которые так или иначе сохраняют концепцию русского «театра-дома», позволяют себе иметь свое лицо, свое направление, быть «свободными» в художественном самоопределении. Но в 2022 году всем ясно дали понять, что они по-прежнему — всего лишь крепостные театры, и судьба их может быть решена росчерком пера.

И театры начали сливать, присоединять, реорганизовывать. На простом русском — фактически ставить на грань исчезновения. То, что ранее подавалось как «добровольное» объединение — в случае с Александринским и Псковским театрами, сейчас перешло в разряд приказов, которые не обсуждаются. Из уст президента, более всего озабоченного в настоящий момент областью балета, прозвучало предложение Валерию Гергиеву возглавить общую дирекцию музыкальных театров — наподобие императорской конторы. Только за последний месяц слили (во всех смыслах) ЦИМ и ШДИ, к Таганке, только что воссоединенной с тяжелым Товариществом актеров Таганки, присоединили еще независимый театр АпАрте, теперь Москва может потерять театр «Мост», который присоединили к театру им. Моссовета, слились (правда, без конфликтов, по доброй воле Театр теней и театр «Тень»). И самая громкая, болезненная история — присоединение театра «Сфера» к абсолютно чуждому ему театру «Эрмитаж».

Изумляет не только бессмысленность происходящего, но то, как это делается, произвол, неоправданный ничем процесс разрушения. В то время, как выделяют миллиарды на поддержку артистов, которые пострадали вследствие санкций — не самых бедных артистов — небольшие театры оказываются непомерной обузой для регионального и городского бюджета Москвы, а в скором будущем — и провинции. Ничего не остается, кроме как призвать театральное сообщество не молчать. Потому иначе останется один большой МХТ.

Мы попросили прокомментировать ситуацию с объединением театра «Сфера» и театра «Эрмитаж» Александра Коршунова, народного артиста России, главного режиссера театра «Сфера».

Е л е н а  С т р о г а л е в а  Несколько вопросов относительно слияния: предупреждали ли вас о таком возможном варианте? Или это было полной неожиданностью?

А л е к с а н д р  К о р ш у н о в  Это было полной неожиданностью, никто меня не предупреждал, я даже не мог предположить, что такое может произойти.

С т р о г а л е в а  Какие последствия, на ваш взгляд, несет это слияние?

К о р ш у н о в  Последствия просто катастрофические. Когда мы получили приказ в среду, 29 марта, о присоединении театра «Сфера» к театру «Эрмитаж», мы были в шоке. Наш театр нельзя ни с кем соединить. Он абсолютно уникален по своей форме и по своей сути. Это театр, который сорок с лишним лет назад создала выдающийся режиссер и актриса, моя мать Екатерина Ильинична Еланская. Это была ее мечта, это было дело ее жизни, которое она выстрадала и убедила всех, что такой театр необходим. И он возник. Понимаете, вся мировая театральная культура развивается по двум направлениям: «театр—куб» и «театр-сфера».

«Куб» — это традиционный, портальный театр, с делением на сцену и зрительный зал, где актер и зритель разделены рампой сцены, а «Сфера» берет свое начало от греческого театра, где зрители и актеры объединены в едином пространстве общения и взаимодействия, диалога, контакта. Как писала мама, Екатерина Ильинична Еланская, все, что помогает возникновению этого контакта, общения, для которого и существует театр, должно быть сюда привнесено, а все остальное — убрано. По специальному проекту зал нашего театра построен в форме сферы, с круговым амфитеатром, с главной игровой площадкой в центре и множеством игровых площадок по всему залу. Все актеры и зрители объединены единой сферой взаимодействия. Такой театр объединить с другим театром иной эстетики, какой бы он замечательный ни был, не уничтожив саму суть того, ради чего театр создавался и существует сорок лет, нельзя. Это во-первых.

Во-вторых, нет никаких оснований для реорганизации нашего театра, он абсолютно успешен, мы играем 25-30 спектаклей в месяц, у нас заполняется зрительный зал, у нас замечательная пресса, проводятся гастроли по всем городам России за последние годы, в театре замечательная труппа, прекрасный репертуар.

С т р о г а л е в а  А вам как-то объяснили свою позицию чиновники от департамента культуры?

К о р ш у н о в  Нет, нам ничего не объяснили. Нас просто поставили в известность. Вообще, тот колоссальный вал слияний, объединений, присоединений, реорганизаций театров, школ, институтов, который сейчас идет — это катастрофа, какая-то варварская хирургия. Без всяких объяснений причин, каких-то критериев, разговоров с коллективом и руководством. Просто спускаются приказы сверху, и все. Но ведь это разрушение театральной русской культуры. Это вредительство, подрыв доверия к власти. Принимаются абсолютно неоправданные, необдуманные, дикие решения.

С т р о г а л е в а  Как вы думаете, что может сделать театральное сообщество, каким образом повлиять на этот процесс? Мы же, как я понимаю, не знаем даже фамилии человека, который придумал и проводит эту театральную реформу, желая, видимо, сократить финансовую нагрузку на бюджет.

К о р ш у н о в  Наверное, единственная цель, которую можно выудить из всего происходящего — это минимизация расходов. Но это выйдет боком. Культуру нельзя разрушать безнаказанно. Она отомстит. А как остановить? Ну мы стараемся, и все наши силы употребляем на то, чтобы этот приказ был отменен. Делаем все, что мы можем…

https://ptj.spb.ru/blog/aleksandr-korshunov-eto-varvarskaya-xirurgiya/

Спектакль и зритель

"Как хочется заменить само слово – «спектакль»- другим, более точно выражающим то, во что он должен произрасти, а именно: «действо». И слово, как и само понятие – «зритель» - заменить на «участвующий». Чтобы приблизить его к другому – «действующий», т.е. один из тех «действующих лиц», перечнем которых начинается любая пьеса. Да, именно, участвующий, действо".


Екатерина Еланская