41-й театральный сезон
Купить билет

Главный режиссер театра:

Народный артист России

Основатель театра:

Народная артистка России
#театрсфера

По вере нашей. Страстной бульвар,10

По вере нашей. Страстной бульвар,10
02 Февраля 2021
Выпуск №5-235/2021

С премьерным «Продавцом дождя» Ричарда Нэша Московский драматический театр «Сфера» шагнул в новый год. Режиссер-постановщик Александр Коршунов убежден, что сегодня эта тонкая, умная, полная добра и чудесного юмора пьеса в репертуаре и нужна, и своевременна.

В камерном многоуровневом пространстве «Сферы» художник-постановщик Ольга Коршунова небольшими штрихами создала картинку американского Запада приблизительно середины прошлого века. Точнее, его отдельные уголки: старый дом на ферме Карри, где вместе с главой семьи Хэрри живут его дети Ной, Джим и Лиззи; полицейский участок сельского городка, который одновременно - пристанище неприкаянного помощника шерифа Файла. В поле нашего зрения не попадает традиционное место встречи молодежи, где по вечерам танцуют и обмениваются новостями. За кадром остается и Суинтривер, посетить который уже само по себе событие. Однако уже из первых диалогов персонажей пьесы понятно - здешняя жизнь скучна и однообразна, бесконечные хозяйственные заботы не оставляют времени для раздумий, но и особой радости не добавляют. Чтобы всколыхнуть это застывшее пространство, потребуется нечто по-настоящему грандиозное. Например, чудо.

Уже целый месяц местные жители страдают от нестерпимой жары. Благодаря особой атмосфере в спектакле, возникает абсолютно реальное ощущение раскаленного воздуха: он проникает сквозь жалюзи на окнах, погружает обитателей старого дома в тягучее марево усталости и обреченности. Засуха - настоящее бедствие для фермеров, и, кажется, это единственное, о чем отец и сыновья Карри могут думать и говорить. Но еще сильнее чем зной на них давит неопределенность судьбы Лиззи, которая до сих пор не замужем, и перспективы нет даже в самом отдаленном будущем. «Что же нам делать с ней?» Вопрос Джима адресован отцу, но и старший Карри, и Ной тоже все время задают его себе.

Что должна чувствовать в такой ситуации Лиззи? Она понимает, с какой целью ее отправляют в Суинтривер, но не противится желанию родных. Ей стыдно перед дальними родственниками за свой визит, она испытывает жгучее чувство вины пред отцом и братьями, потому что поездка за женихом в итоге была напрасной. И если уж в «большом» городе шансы устроить личное счастье оказались нулевыми, на что можно надеяться в их захолустье? В скромной гостиной неясным пятном поблескивает небольшое зеркало - явно не самый востребованный предмет обстановки. Лиззи Екатерины Богдановой давно махнула на себя рукой - небрежная прическа, мешковатая одежда, очки в толстой оправе. В потертых джинсах и клетчатой рубашке явно с чужого плеча она напоминает угловатого, закомплексованного подростка. Но даже сквозь эту оболочку в девушке угадывается природная привлекательность, утонченность, индивидуальность. Все то, что видит в ней отец. Он боготворит Лиззи за ее чистую душу и знает, что для дочери нужен особый человек. Когда Ной, как ему думается, из лучших побуждений называет сестру некрасивой и уговаривает смириться, обидные и несправедливые слова почти физической болью отзываются в Карри.

Герой Дмитрия Ячевского даже в самых напряженных ситуациях не повышает голоса, и вообще немногословен, но от его внимательного взгляда не укрываются истинные причины агрессивного поведения старшего сына. Ной Алексея Суренского практически не улыбается, его глаза временами кажутся безжизненными, а любое замечание отца или невинная шутка младшего брата вызывают открытое раздражение. При этом он нежно любит сестру и явно робеет перед Файлом, когда возникает спонтанная идея пригласить его на обед и сделать приятное Лиззи. Ной уверен: только он по-настоящему заботится о семье, в то время как другие предаются мечтам. Непомерная работа, подсчеты убытков, переживания за младшего брата - добровольное и сладкое бремя, которое он никогда не сбросит, ведь оно помогает заполнить внутреннюю пустоту.

Ной одинок и глубоко несчастен, и отец это понимает. Он восхищается искренностью и юношеской порывистостью Джимми и тем, как тот упорно противостоит старшему брату, отстаивая свое право любить. В Джиме Дмитрия Триумфова есть главное - доверие к жизни. Даже тот факт, что земля может раздуться от жары и лопнуть как шар, приводит его в восторг. Когда придет время сомнительного ритуала по вызыванию дождя и ему поручат бить в барабан, Джим будет это делать с такой искренностью, что невольно подумается о метафизических способностях этого паренька.

С виду мягкий человек, Хэрри тоже обладает большой силой. Лишь он может напрямую сказать Файлу, что тот нуждается в починке, и в окоченевшей душе помощника шерифа, пережившего предательство жены, вскроется давний нарыв. Файл Никиты Спиридонова проделает серьезную внутреннюю работу, прежде чем поймет важную вещь: мир не так уж плох, и это он сам ополчился против него. А когда отпустят обиды и злость, освободится место для любви, и его займет Лиззи. Слово главы семейства Хэрри окажется решающим в авантюре с покупкой дождя, и это он, спокойно и твердо, запретит Ною выдавать стражам порядка загадочного незнакомца, повелевающего стихиями.

Билл Старбак Анатолия Смиранина из тех чудаков, которые одновременно вызывают опасение и восхищают. Именно эти чувства переживают члены семьи Хэрри, когда он внезапно появляется на пороге их дома. Странный человек в элегантной шляпе и вызывающего цвета рубахе, увешанный амулетами и «фенечками», объявляет себя продавцом дождя и без стеснения занимает то самое место за обеденным столом, которое предназначалось Файлу. Случайное, на первый взгляд, действие вскоре окажется знаковым - странник сыграет решающую роль в судьбе Лиззи, и эти перемены затронут всех ее близких: «Вы - в беде, и я пришел вам помочь».

Кажется, Старбака нисколько не смущает неприязнь Лиззи и Ноя, тем более что в «группе поддержки» Джим, безоговорочно поверивший в него и Хэрри, который хорошо разбирается в людях, и незнакомец ему явно по душе. А тот может быть кем угодно - странствующим философом или музыкантом, последователем движения хиппи «Дети цветов», даже фокусником, из чьей потрепанной книжки с методиками по управлению небесными осадками вдруг разлетятся разноцветные блестки. Но только не мошенником.

Продавец дождя оценивает свою работу в 46 долларов, включив лишь самые необходимые затраты и ни цента на личное вознаграждение. Для него это не заработок, а шанс понять свое предназначение, поверить в собственные силы. И еще неизвестно, кто в этом больше нуждается - семья Хэрри, у которой появилась возможность рискнуть своей чересчур размеренной жизнью и «поставить на сумасшедшего», или же сам Старбак. При внешней самоуверенности, в нем угадывается человек ищущий и сомневающийся. Неслучайно он выдвигает своим клиентам главное условие для достижения успеха - они должны искренне поверить в то, что дождь пойдет.

С момента появления Старбака время словно поворачивается вспять, задыхающийся от жары дом наполняется неведомой доселе энергией. В подчинении Ноя делать бессмысленную работу, в стремлении отца выполнять любые поручения, в открытой радости Джима - их общее, пусть и доселе скрытое желание что-то изменить в своем застоявшемся мирке. А когда Лиззи, наконец, преодолеет настороженность и отважится на ночной визит к Старбаку, наденет легкое платье, выпустит на свободу волну роскошных волос, мы станем свидетелями чудесного превращения: из куколки выпорхнет бабочка. Старбак снимет нелепые очки с Лиззи, и она словно обретет другое зрение, посмотрит и на мир, и на себя другими глазами. Поверит, наконец, что она - красивая женщина, чье имя достойно прославления.

Ненавязчивый психологический подтекст пьесы Ричарда Нэша затрагивает не только персонажей «Продавца дождя», который не сходит с театральных подмостков уже более шестидесяти лет. Вопросы веры так или иначе отзываются в каждом, кто прикасается к этому материалу. Принять себя и быть благодарным за то, что имеешь, доверять миру со всеми его чудесами - кажется, не так уж сложно. «По вере вашей да будет вам...», - говорится в Евангелии от Матфея.

В финале небеса разверзнутся и хлынет дождь, прорвется живительными каплями в дом Хэрри, наполнит его настоящей радостью. А счастливейшим из счастливых будет человек-видение Билл Старбак - то хорошее, что есть в каждом из нас.

Глебова Елена
http://strast10.ru/node/5581 

Спектакль и зритель

"Как хочется заменить само слово – «спектакль»- другим, более точно выражающим то, во что он должен произрасти, а именно: «действо». И слово, как и само понятие – «зритель» - заменить на «участвующий». Чтобы приблизить его к другому – «действующий», т.е. один из тех «действующих лиц», перечнем которых начинается любая пьеса. Да, именно, участвующий, действо".


Екатерина Еланская