40-й театральный сезон

Касса театра:

Пн: Выходной
Вт-Пт: с 13:00 до 19:30
Сб-Вс: с 12:00 до 18:30
Купить билет

Главный режиссер театра:

Народный артист России

Основатель театра:

Народная артистка России
#театрсфера

Павел Руднев. "Затейник" Виктора Розова, реж. Александр Коршунов, театр "Сфера"

Павел Руднев. "Затейник" Виктора Розова, реж. Александр Коршунов, театр "Сфера"
17 Января 2020

Удивительное театральное приобретение в конце 2019 года - спектакль Александра Коршунова в театре "Сфера" по редко ставящейся пьесе Виктора Розова "Затейник".

По этой пьесе в последние годы была замечательная работа в Лесосибирске у Александра Ряписова, быстро сошедший спектакль в РАМТе и эскиз в ЦДР, который не развился в спектакль.

А тут Коршунов поставил "Затейника" так лихо, словно это вообще осевая заветная пьеса Розова - спрятанная под каноническими текстами, а теперь вновь реанимированная как потаенное высказывание. "Затейник" сыгран про смену исторических эпох: о том, как молодежь 1960-х фактом своего существования стирает с лица земли устаревшее сталинское поколение. Как на место суровости, принципиальности, дисциплинарности волевых мускулистых людей приходит пестрая, яркая, бесстрашная юность. Субтильный, тонкошеий молодой парнишка Эдуард говорит легко и просто: "А зачем жить в страхе? Только мучиться". И люди 1950-х, загнавшие себя в кокон вечного страха, слушают эти элементарные, наивные слова как пророчество, которое уже им недоступно. И хочется пойти вслед за пророком новой веры и новой этики, но груз лет, обид, уныло прожитой жизни не дает импульса. Вина давит и не отпускает.

В спектакле "Сферы" внешне нет ничего особенного, ничего опрокидывающего. Тонкая психологическая вязь в сугубо бытовом рисунке. Но это такое мощное попадание в наше время, где пытаются реабилитировать сталинизм. Здесь видно, как сталинизм - это, прежде всего, ликвидация юности, спонтанности, прав молодости, забвение их. Парализующий страх, страх как инъекция подавления воли. Затейник Сергей Сорокин в исполнении Александра Пацевича именно так и играет: опустившегося, дрожащего от страха человека, с подавленными желаниями, чуть что группирующегося в позу эмбриона. Глаз не фокусируется, обметан страхом как паутиной, зооморфные прихваты пресмыкающегося существа, все еще атавистически помнящего о своей некогда человеческой жизни.

Последние двадцать минут до финала артисты начинают играть неистово и страшно, отыгрывая тему невозможности реабилитироваться, отмыться от вины, от страха, результатом которого стали разбитые судьбы четырех людей.

И какими необыкновенно важными кажутся слова разочарованного в себе и своем выборе старого силовика Селищева (Александр Алексеев) - просит не оправдывать его действия фразой, обычной и сегодня: "Время такое было". Селищев: "Время? А почему же другие-то чистыми оставались?.. Почему одни поганились, а другие нет?"


https://pavelrudnev.livejournal.com/2358247.html 

Живой театр

"Мажорная симфония в белом"... Не "театр-зрелище" - "театр-взаимодействие"... На видном месте - эмблема: круг. Круг, объединяющий всех, кто сюда пришел. Сцена - в центре: небольшой деревянный помост шестигранником. Деревянная круговая дорожка отделяет помост от рядов. Принцип цирка, принцип волчка: зрители - вокруг точки, в которой пульсирует действие. Нет деления на "зал" и "сцену с кулисами", на "театр" и "мир" — нет делящей стены, нет зеркала сцены. Есть сфера взаимодействия..."

Лев Аннинский, литературный критик, литературовед