39 театральный сезон

Касса театра:

Пн: Выходной
Вт-Пт: с 13:00 до 19:30
Сб-Вс: с 12:00 до 18:30
Купить билет
Год театра в России 2019

Главный режиссер театра:

Народный артист России

Основатель театра:

Народная артистка России
#театрсфера

Новая статья Е.Писаревой о спектакле "Обыкновенная история" в журнале "Театральный мир"

Новая статья Е.Писаревой о спектакле "Обыкновенная история" в журнале "Театральный мир"
18 Февраля 2015

«ВРЕМЕНА НЕ ВЫБИРАЮТ…»

О том, как большие города разрушают нежные романтические души сказано и написано немало. Они манят, прельщают, завлекают своими возможностями – как в позапрошлом веке, так и сейчас. Петербург в XIX веке был концентрацией жизни, мысли, завидных невест и богатых женихов…

Главный режиссер театра Александр Коршунов, в прошлом сезоне поставивший на сцене «Сферы» чеховский «Вишневый сад», в этот раз обратился к инсценировке Виктора Розова по роману Ивана Гончарова «Обыкновенная история». Почти четырехчасовой спектакль рассказывает о жизни, любви и переживаниях экзальтированного провинциального юноши Александра Адуева, приехавшего покорять Петербург. Кто кого – вот главный вопрос. Что ж, вполне обыкновенная история…

Действие спектакля разворачивается прямо перед зрителем – на крошечном поворотном подиуме. В первой сцене из прощания слуг – неуклюжего, добродушного Евсея (Дмитрий Новиков) и миловидной служанки Аграфены (Виктория Захарова) – мы узнаем, что уезжает молодой барин, да не куда-нибудь, а в столицу… Потом появляется и герой – восторженный Саша Адуев (в исполнении Дениса Береснева), провожаемый безгранично любящей его матерью Анной Павловной (трогательная Ирина Мреженова). Юноша горит идеей, мечтает покорить столицу, ему тесно в оковах провинции, где жизнь течет размеренно и медленно, где все происходит по запланированному сценарию «женился-родил детей-воспитал-умер». Здесь всезнакомо, пройдено – и потому тоскливо.

Мать Адуева в исполнении Ирины Мреженовой – женщина глубоко страдающая, переживающая отъезд милого Сашеньки, равноценный собственной смерти. Жизнь ее теряет смысл, она пытается урезонить, уговорить беспокойного сына: «Останься! Что ты найдешь в Петербурге! Бог знает чего насмотришься и натерпишься. И холод, и голод, и нужду — все перенесешь...». Но Александр не слушает ее, не слышит ее пророческих слов. Целует на прощание – да уезжает. От матери и тетушки Марии Карповны, от невесты Сонечки, от бескрайних опостылевших красот и природы – в Петербург, в Петербург, в Петербург…

Вращается сцена, стремительно увозя героя. Сменяются декорации – и вот уже на подиуме стол, кушетка и стулья – сдержанный интерьер петербургского дома дядюшки Петра Ивановича Адуева, к которому стремится восторженный Саша.

Дядюшка Петр Иванович в исполнении народного артиста, блистательного Дмитрия Ячевского – сдержанный, циничный делец, совершеннейший антипод Сашеньки Адуева. Он давным-давно живет в Петербурге, уже успел принять правила игры этого города и людей, успел растерять блеск в глазах (который был и у него, наверняка!). Он – типичный представитель прагматичного столичного общества. Происходит столкновение двух жизненных позиций – и на контрасте с дядюшкиной трезвостью Сашино романтическое мировоззрение терпит фиаско. 

Начинается «перевоспитание чувств», Петр Иванович пытается перекроить юную душу на свой лад – выбрасывает «вещественные доказательства невещественных отношений» (подарок Сонечки на память возлюбленному), приказывает уничтожить стихи и не тратить драгоценное время на праздные мечты, учит племянника рассудочности и холодности.

Но дядя Адуев вовсе не деспот, не тиран, как может показаться при поверхностном рассмотрении – он умный, доброжелательный человек, прекрасно разбирающийся в искусстве, театре и литературе. Когда случайно он читает письмо Саши домой, своему другу Поспелову, то понимает, что племянник воспринимает его неправильно. Так, он надиктовывает Саше то, что нужно писать, какой он есть на самом деле…

«Дядя мой ни демон, ни ангел, а такой же человек, как и все. Он думает и чувствует по-земному, полагает, что если мы живем на земле, так и не надо улетать с нее на небо, где нас теперь пока не спрашивают, а заниматься человеческими делами, к которым мы призваны».

Дмитрий Ячевский очень убедителен в роли Петра Ивановича. Есть в нем и прагматизм, и циничность, но и душа, обаяние, теплота. Угадывается в нем вытесненная чувствительность, которая проявляется в финале спектакля, когда он готов пожертвовать собой и собственными принципами ради здоровья своей любимой жены Елизаветы Александровны (Валентина Абрамова). Саша Адуев – его зеркало, его прошлое, в которое он смотрится с улыбкой и превосходством зрелости над юностью. 

Все быстрее и быстрее вращается поворотный круг, карусель и кутерьма жизни, – и вот уже Сонечка забыта как давний сон, одна «вечная любовь» сменяет другую, идеалы Саши развенчаны. Он переживает предательство ветреной красавицы Наденьки (Валерия Гладилина) и сам предает страстно любившую его Юлию Тафаеву.

Вдова Тафаева в исполнении Евгении Казариной заслуживает отдельных слов. Обычно беззащитно трогательная, обезоруживающе обаятельная Евгения в этой роли совершенно другая – страстная, пылкая, нежная и жестокая одновременно, она охвачена всепоглощающей любовью, одержимостью и решимостью. В молодом Адуеве она видела своего избавителя, мужчину, которому можно будет посвятить жизнь, окружить его заботой и любовью. Но преданный ранее мужчина и сам способен на предательство. Так, скучающий Адуев-Береснев пресыщается ее чувствами и покидает ее… 

Тем временем его дядюшка познает радости семейной жизни, полагая, что женился не по любви, а по рассудку на женщине достойной, ему ровне – Елизавете Александровне. Актриса Валентина Абрамова в образе образцовой жены хороша – она истинная женщина, хранительница очага. Ее обволакивающий тембр голоса, грация, спокойная, сдержанная красота и обаяние выводят ее на уровень настоящей героини, достойной соревноваться с двумя сильными героями-мужчинами. 

По ходу действия (читай – «жизни») герои меняются… Александр, пережив много тягостей и разочарований, возвращение в деревню и смерть матери, возвращается в Петербург другим человеком – отражением собственного дядюшки и ребенком века потребления и приспособления. А в жизни его дяди Петра Ивановича наоборот происходит переоценка ценностей – он понимает, что жизнь не может быть вечной гонкой за призрачными должностями, что есть бесценное, то единственное, ради чего стоит жить – любовь и семья... Кто-то сходит с дистанции, чтобы уступить место ищущим и алкающим. Пусть у других болит поясница, главное, чтобы к кому-то все же вернулся блеск в глазах…

Режиссер спектакля Александр Коршунов филигранно обрамил действие спектакля звуками, музыкой, шумами. В «Обыкновенной истории», как и во многих спектаклях театра «Сфера», велика роль музыки – она создает атмосферу, окрашивает действие и позволяет зрителям проживать и переживать каждый вздох, каждый аккорд вместе с актерами. Как указано в программке, в спектакле звучит музыка Шопена, Шнитке, Шуберта, Гаврилина и Мендельсона. 

Лаконичная сценография Ольги Коршуновой позволяет актерам самим создавать свой мир, заполнять его своей индивидуальностью. Вообще спектакль «Обыкновенная история» получился очень актерским и очень классическим. Несмотря на кажущуюся простоту действия и существования, все здесь продумано до мелочей. Когда Гончаров, известный всем еще со школы своим романом «Обломов», создавал «Обыкновенную историю», то пытался осмыслить в первую очередь себя, а потом уже век, в котором жил. В главных героях, своих персонажах, автор объективировал себя – в Александре и Петре Ивановиче (зашифровав свое имя – Иван Александрович). В прекрасно сложившемся дуэте Ячевского и Береснева угадывается что-то общее – вероятно, талант.

Как писал один питерский современный поэт Александр Кушнер: «Времена не выбирают, в них живут и умирают…» – на мой взгляд, эти строки очень точно характеризуют внутренний посыл премьерного спектакля театра «Сфера» «Обыкновенная история».

Автор: Екатерина Писарева

Живой театр

"Мажорная симфония в белом"... Не "театр-зрелище" - "театр-взаимодействие"... На видном месте - эмблема: круг. Круг, объединяющий всех, кто сюда пришел. Сцена - в центре: небольшой деревянный помост шестигранником. Деревянная круговая дорожка отделяет помост от рядов. Принцип цирка, принцип волчка: зрители - вокруг точки, в которой пульсирует действие. Нет деления на "зал" и "сцену с кулисами", на "театр" и "мир" — нет делящей стены, нет зеркала сцены. Есть сфера взаимодействия..."

Лев Аннинский, литературный критик, литературовед