41-й театральный сезон
Купить билет

Главный режиссер театра:

Народный артист России

Основатель театра:

Народная артистка России
#театрсфера

Наш театр «Сфера» – это театр человеческого общения

Наш театр «Сфера» – это театр человеческого общения
14 Сентября 2021
РОЗОВФЕСТ открылся спектаклем «Затейник» Московского драматического театра «Сфера» по пьесе Виктора Розова. Что можно назвать современной классикой, как спектакль живёт на разных сценах, и какую свою пьесу Виктор Розов считал лучшей – об этом рассказал главный режиссёр «Сферы» Александр Коршунов.


Вы много ставите русскую драматургию. Какое место в этой истории занимает Розов?

Конечно, у меня есть много постановок наших авторов. Я не могу похвастаться тем, что хорошо знаю современную русскую драматургию, хотя стараюсь с ней знакомиться. Недавно у нас прошла лаборатория новой драматургии с молодыми режиссёрами. Выпускник мастерской Кончаловского будет ставить у нас «Землю Эльзы» Ярославы Пулинович, но сам я больше занимаюсь классикой или советской драматургией. Ставлю Розова, Вампилова.

Розова я очень люблю и не единожды к его творчеству обращался: была «Обыкновенная история» в замечательной инсценировке Виктора Розова, со студентами в ВТУ Щепкина на прошлом курсе у нас была пьеса «В поисках радости», и вот «Затейник» – не особо известная, но, по моему мнению, одна из лучших пьес. Это классика, она современная и очень нужная нашему зрителю.


Почему именно «Затейник»?

«Затейника» я читал давно, помню эту пьесу ещё со своих студенческих времен. Она мне очень понравилась и в памяти всегда присутствовала, настал её час. Два года назад я думал о постановке и остановился именно на ней, потому что это замечательная пьеса. Даже когда у Розова спрашивали, какую пьесу он считает лучшей, он называл первый акт в «Затейнике». На мой взгляд, и второй акт прекрасен – это очень современная пьеса и глубокая.

Когда мы только начали её репетировать, мало кто из актёров её знал. Они открыли для себя пьесу, и говорили: «Ах, какая драматургия! Ах, какой Розов». Это замечательные роли, в пьесе много современных тем. Главная, конечно, это ответственность за свои мечты, за свою любовь, за юношеские идеалы, и что с ними происходит дальше. Одна из главных причин неудач – страх. Страх – это очень глобальное понятие. Страхов много в нашей жизни, именно они не дают нашим мечтам исполниться. Пьеса «Затейник» очень своевременна.


Чем вы руководствуетесь, когда выбираете литературный материал для спектакля?

Главное, чтобы он меня зацепил, нажал на какие-то болевые точки, что-то ёкнуло, стрельнуло. Я должен чувствовать, про что это.


Чем отличается выбор материала для театра и для студентов?

Это всегда зависит от состава актёров или состава студентов, если браться за «Гамлета» нужен Гамлет. В театре существует определенный расклад репертуара, а у студентов главное не забывать, что это учебная работа, она должна раскрывать их и помогать дальнейшему развитию.


Как вы переносите спектакли из своего пространства на другие площадки во время гастролей?

Это вопрос всегда непростой. С одной стороны, можно сказать: давайте никуда не ездить, потому что такой сцены нигде больше нет. С другой стороны, очень важно выезжать и показывать спектакли. Актёрам всегда нужно знакомство и общение с новым зрителем, с новыми городами. До пандемии мы очень много ездили: во Владимир, Могилёв, Тбилиси, Иркутск, Нижний Новгород, Самару. Всегда и везде нам нужно создавать сферу, которая у нас существует, на новой площадке. Здесь, в Ярославле, нам сразу сказали, что выходы в зал невозможны из-за пандемии, даже в тех спектаклях ТЮЗа, где они существовали, пришлось всё убрать. Мы были перекрыты ещё и с этой стороны – не стали выходить в зал.

Наш театр «Сфера» – это театр человеческого общения. Зрители должны чувствовать себя соучастниками того, что происходит, а не сторонними наблюдателями, не подглядывать через рампу сцены. Самое дорогое в театре – общение сущностное, внутреннее, а не глаза в глаза. В нашем театре все находятся в одной сфере. Будем стараться этого добиться в Ярославле. Конечно, каждый раз приходится заново решать пространство, менять мизансцены, проводить большую монтировку и репетицию.


Можно сказать, что это уже совсем другой спектакль?

Этого бы мне не хотелось, конечно. Мы ощущаем какую-то прибавку от освоения нового пространства. Я очень был рад, когда мы вывозили «Дачников» во Владимир и Нижний Новгород, тогда у нас были и выходы в зал, и желание вовлечь всех в диспут. Масштаб зрительного зала, масштаб разговора, его укрупнение, новые краски и новые ноты что-то добавляют в спектакль. Но по существу, тот спектакль, который мы задумали, должен осуществиться. Новые вещи появятся, мне самому интересно, что из этого получится.


Алёна Волкова

Редактор блога Ляля Петухова

Материал предоставлен пресс-службой Ярославского ТЮЗа им. В.Розова

https://www.rozovfest.com/post/%D0%BB%D1%8E%D0%B1%D0%B8-%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%8F-%D0%BD%D0%BE%D1%80%...

Живой театр

"Мажорная симфония в белом"... Не "театр-зрелище" - "театр-взаимодействие"... На видном месте - эмблема: круг. Круг, объединяющий всех, кто сюда пришел. Сцена - в центре: небольшой деревянный помост шестигранником. Деревянная круговая дорожка отделяет помост от рядов. Принцип цирка, принцип волчка: зрители - вокруг точки, в которой пульсирует действие. Нет деления на "зал" и "сцену с кулисами", на "театр" и "мир" — нет делящей стены, нет зеркала сцены. Есть сфера взаимодействия..."

Лев Аннинский, литературный критик, литературовед