38 театральный сезон

Касса театра:

Пн: Выходной
Вт-Пт: с 13:00 до 19:30
Сб-Вс: с 12:00 до 18:30
Купить билет

Главный режиссер театра:

Народный артист России

Основатель театра:

Народная артистка России
#театрсфера

Материал В.Куприянова "Прожить роль с полной отдачей..." в журнале "Планета красота"

Материал В.Куприянова "Прожить роль с полной отдачей..." в журнале "Планета красота"
10 Июня 2016

Что остается в сознании, в душе артиста после удачно сыгранной роли, успешной премьеры? А если ему еще при этом посчастливилось соприкоснуться в работе с серьезным психологическим материалом? (К слову сказать, что другого, с легкой руки основателя театра Екатерины Ильиничны Еланской, в «Сфере» никогда и не использовали). Навряд ли кто-то из моих коллег озадачивает себя подобными вопросами. Да и уместно ли подводить столь скоропалительные итоги. Ведь внутренняя работа над образом продолжается и после выпуска спектакля на зрителя. Поиск новых красок, более точных выразительных средств – в этом заключается профессионализм актера. И все же попытаемся вызвать актеров на откровенный разговор, задав им два прямых вопроса:

Что от вас потребовалось (быть может, впервые) для создания   данной роли?                                                                                                                                                   –  Что дала вам именно эта работа, чем обогатила ваш актерский багаж?

Первым на это мы получили ответ у Анатолия Смиранина – исполнителя главной роли в премьерном спектакле «Старший сын» по пьесе Александра Вампилова в постановке главного режиссера театра «Сфера» Александра Коршунова.

– Роль Бусыгина, как никакая другая из последних сыгранных ролей, потребовала наиболее полного включения. И хотя такой подход подразумевается в работе с любой ролью, но, что греха таить, бывает порой исполнитель «выезжает» на технике, на привычных приемах. В пьесах Вампилова это невозможно. Не прожив по-настоящему, с полной отдачей, одну сцену, не выйдешь на нужный градус в следующей. Помогает в этом и сложившийся актерский ансамбль, подобранный Александром Коршуновым, где каждый старается точно вести свою партию. И тогда на сцене возникает процесс непрерывного существования, за которым следят зрители. Относительно второго пункта, – «что дала мне эта работа», – как ни странно, вернула мне ощущения, испытанные впервые в студенческие годы, когда искренне радуешься каждой полученной роли и стараешься не разочаровать педагогов, поверивших в тебя.

А вот какими мыслями на заданную тему поделился с нами народный артист России Дмитрий Ячевский, сыгравший одну из главных ролей в другом спектакле театра – «Обыкновенная история».

   – За 30 лет моей службы в театре «Сфера» я сыграл около 40 ролей. Некоторые из них Екатерина Ильинична Еланская давала мне, что называется, «на вырост»: то есть либо по возрасту, либо по тогдашнему моему актёрскому умению я только приближался к готовности играть предлагаемых героев. Например, так было с ролями Юрия Живаго в спектакле «Доктор Живаго» Пастернака и писателя Тригорина в «Чайке» Чехова…

        Актёр работает над образом своего героя, делая мысли, взгляды, мировоззрение персонажа своими, оживляя человека, наделяя его жестами, привычками, пластикой. Но и герой так же «работает» над исполнителем, внося определённые коррективы в его личность.

      Когда Александр Коршунов предложил мне роль Адуева-старшего в спектакле по роману Ивана Гончарова «Обыкновенная история», я несказанно образовался. Человек моего возраста, проживший непростую жизнь, достигший больших высот, пожертвовавших для их достижения очень и очень многим: любовью, дружбой, мечтами юности, но не ожесточившийся, не закостеневший…

      Да, он кажется жёстким, даже жестоким, циничным, но это следствие того, чем человек платит за богатство, известность, власть. С очень многим из того, что декларирует мой герой, я абсолютно согласен, что-то вызывает во мне жалость к нему. Оправдывает Адуева то, что он не навязывает собственное мировоззрение, а предлагает своему племяннику самому решать, готов ли он к таким жертвам, чтобы получить желаемое «положение» в обществе.

      После погружения в этот материал я многое пересмотрел в себе. Думаю, у каждого из нас сохранилось ощущение, что школа, институт были недавно и мы – всё такие же, какими были несколько десятков лет тому назад… Да, это так, но и не совсем так… Мужеству принять в себе не всегда «светлые и безоблачные» изменения, мудрости, терпению, пониманию грани, за которую не должен переступать порядочный человек несмотря ни на какие соблазны и искушения «взрослой» жизни, научил меня мой герой, за что я ему благодарен.

Продолжая разговор о премьерных работах, мы обратились за ответами на интересующие нас вопросы к участникам другого премьерного спектакля – «Обращение в слух» – выпускнику Щепкинского училища, Дмитрию Бероеву, впервые получившему такую крупную роль, и актрисе Инге Оболдиной, недавно пришедшей в театр.

Митя, с какими проблемами и, быть может, сложностями, ты столкнулся в работе над ролью Федора, и возникло ли желание осмыслить свою жизненную позицию? 

  – Перед началом работы в этой постановке, я немного нервничал. Непростой материал и большой объём!  Мой персонаж (Фёдор) чем-то похож на меня, но одно дело – просто играть себя на сцене, а другое – мыслить, как этот персонаж. Зритель должен идти за тобой, надо удержать его интерес! И в таком сложном жанре, как verbatim, это особенно трудно.

      Тема спектакля и сама по себе сложная, так что нельзя становиться лектором: это через 20 минут утомит. Людям, сидящим в зале, интересно смотреть за поступками персонажей, их отношением друг к другу! Марина Станиславовна Брусникина (режиссёр спектакля) очень точно все выстроила в этом плане. Как ни крути, но мыслим-то мы, уж точно, с моим героем по-разному. Фёдор – более глобально, а я – все-таки сегодняшним днём. Это было самое трудное – думать, как Фёдор. Но после выпуска я был очень благодарен этой постановке: есть возможность переосмыслить разные взгляды, причём на всё, что окружает меня. Все-таки роли вносят много нового в осмысление нашей жизни…

       Я бы советовал прийти и посмотреть наш спектакль «Обращение в слух» и, как говорит мой герой Фёдор, «послушать, услышать, понять и полюбить»!

Завершает блицопрос Инга Оболдина.

 – Таких спектаклей нет нигде! Он необычен во всем…

Во-первых, Антон Понизовский написал ЦЕЛЫЙ РОМАН в технике «вербатим»: взяты реальные интервью у реальных людей, и они вплетены в ткань истории. То есть мы играем документально существующих людей – такой документальный театр.

Во-вторых, актерское существование здесь тоже особенное благодаря гениальной Брусникиной. Мы, все актеры, сидим среди зрителей в зале и читаем свои монологи рядом сидящим зрителям.  При этом есть камера, которая «предательски» снимает твой крупный план. И тут уже не соврешь, нужна прямо «киношная» правда. Часто зрители начинают отвечать… Хохочут, плачут, а иногда рассказывают свои истории – и все это надо суметь вплести в ткань спектакля.

Интересно очень. У меня такое в актерской практике впервые!

Заполненный зрителями на премьерах зал еще раз показал, что темы, поднятые коллективом «Сферы», находят отклик в сердцах людей, и вклад наших собеседников в раскрытие этих тем очевиден.

Автор: Василий Куприянов

Спектакль и зритель

"Как хочется заменить само слово – «спектакль»- другим, более точно выражающим то, во что он должен произрасти, а именно: «действо». И слово, как и само понятие – «зритель» - заменить на «участвующий». Чтобы приблизить его к другому – «действующий», т.е. один из тех «действующих лиц», перечнем которых начинается любая пьеса. Да, именно, участвующий, действо".


Екатерина Еланская