40-й театральный сезон
Купить билет

Главный режиссер театра:

Народный артист России

Основатель театра:

Народная артистка России
#театрсфера

И будет счастье. Экран и сцена.

И будет счастье. Экран и сцена.
12 Марта 2021

Считается, что спектакли созревают примерно к пятнадцатому показу. Но премьерного “Продавца дождя” Ричарда Нэша в режиссуре Александра Коршунова в театре “Сфера” уже сейчас можно прописывать в качестве лекарства, если есть симптомы усталости души.

События разворачиваются в Америке, в 30–40-е годы XX века. На дворе засуха, и семья фермера Карри (отец, двое сыновей и дочь) мучительно ждет дождя. А еще они ждут счастья, особенно для Лиззи (Екатерина Богданова). Внезапно на пороге их дома появляется Билл Старбак (Анатолий Смиранин), представляется продавцом дождя, и с этого момента жизнь семьи безвозвратно меняется.

Полвека назад в Театре имени К.С.Станиславского шел одноименный спектакль Леонида Варпаховского, он продержался в репертуаре 25 лет. То была тихая притча о близком счастье. Герои там жили медленно, измученные невыносимой засухой. В версии Александра Коршунова тоже имеет значение это “чувство зноя”. Но оно рождается в большей степени благодаря сценографии (художник Ольга Коршунова), и в меньшей – из темпоритма и актерской игры. При закрытых ставнях пространство из выбеленных досок заполняется теплым красно-желто-оранжевым светом. Спектакль начинается под звуки тягучего кантри. Воздух, кажется, дрожит. Но почти не чувствуется изможденности в героях, стремительных и страстных, да и музыка убыстряется им под стать. Здесь часто говорят о засухе и мечтают о дожде, но не столько сокрушаясь, сколько пытаясь заслонить чувства щитом безопасных разговоров о погоде.

Вслед за пьесой жанр спектакля обозначен как комедия. Думается, однако, более всего он похож на старую добрую сказку со счастливым концом. Лиззи обязательно будет счастлива. И, конечно, пойдет дождь. Режиссер соединяет сказочную условность и психологизм. Пьеса разобрана так подробно, и такой объем обнаружен в ее героях, будто автор – Вампилов или Чехов.

Комедийность в спектакле есть, но не навязчивая, не демонстративная: она раскрывается внутри отношений персонажей. Шутки здесь – или признак остроумия героя, или свидетельство его близости с другими, позволяющей безнаказанно острить, или попытка выговорить правду, но при этом не обидеть.

Текст пьесы отличает трогательная, но все-таки поучительная интонация. На таком материале легко соскользнуть в переслащенную сентиментальную патетику, особенно если выводить в центр Старбака, проповедника веры и добра. Однако постановка Александра Коршунова устроена так, что главных героев в ней как будто и нет, или наоборот все – главные. Акцент делается не на ком-то одном, а на том, что происходит между людьми. Одна из ключевых мыслей спектакля – люди нужны друг другу. Эта тема часто звучит в постановках “Сферы”, особенно отчетливо – в “Старшем сыне” Коршунова.

Все в этом “Продавце дождя” утоплено в нежности. Когда Карри (Дмитрий Ячевский), Ной (Алексей Суренский) и Джим (Дмитрий Триумфов) собираются за завтраком, они стараются говорить тише, чтобы не потревожить спящую Лиззи. Местный шериф Томас (Дмитрий Новиков), беседуя со своим помощником Файлом (Никита Спиридонов), с беспокойством всматривается в него, пытаясь понять, отчего тому грустно и пробует его смешить (всего этого в тексте нет). В конце, уже ставший семье другом, Старбак оттолкнет Джима, когда к ним ворвется полиция. “Почему ты так сделал?” – немой вопрос в глазах Джима. “Это чтобы в тебя не попали, если будут в меня стрелять”, – мгновенный немой ответ. Спектакль весь выстроен на таких взглядах, на музыке интонаций, обнажающих невысказанное, на полутонах.

История разворачивается как череда преображений. Лиззи из зажатого полуподростка превращается в нежную Ассоль. Прежде угрюмый Файл теперь самозабвенно ею любуется (артист демонстрирует редкое умение – играть любовь). А плутоватый Старбак только рядом с Лиззи сам начинает верить, что может вызвать дождь. И у него получится. И будет счастье, стоит только вырастить из надежды – веру.

Спектакль поставлен с интонацией безоглядного человеколюбия, что, кстати, характерно едва ли не для всего репертуара “Сферы”. “Продавец дождя” – своеобразный контрапункт к действительности. И актуальность постановки не столько в исследовании сегодняшней жизни, сколько в попытке восполнить то важное, что в ней почти исчезло.

Ксения СТОЛЬНАЯ

«Экран и сцена»
№ 5 за 2021 год.

http://screenstage.ru/?p=14526 

Живой театр

Какой же он этот «мой театр»?
Живой. Сегодняшний и вечный. Просто, в нём не нарушено звенышко: сейчас, сию минуту живой актёр и живой зритель – взаимодействие, теснейшая их взаимозависимость и взаимосвязь... устранено всё, что этому мешает...
Суть-то живого театра в живом общении...

Екатерина Еланская