42-й театральный сезон

Касса театра:

Купить билет

Главный режиссер театра:

Народный артист России

Основатель театра:

Народная артистка России
#театрсфера

Аргументы недели: Актриса Екатерина Богданова: «Настоящий мужчина должен построить крепкое стойло»

Аргументы недели: Актриса Екатерина Богданова: «Настоящий мужчина должен построить крепкое стойло»
15 Апреля 2022
Екатерина Богданова окончила Театральный институт им. Щепкина, мастерскую им. Виктора Коршунова. Служит в театре «Сфера», где играет в таких спектаклях, как «Продавец дождя», «Вишнёвый сад», «Без вины виноватые», «Обыкновенная история», «Дядюшкин сон», «Земля Эльзы» и др. Сейчас Екатерина репетирует роль в детском спектакле «Незнайка» по легендарной книге Николая Носова. Премьера спектакля намечена на конец мая.

- Катя, прежде всего, хочу спросить, что сейчас происходит в «Сфере» из-за слухов о возможном слиянии с театром «Эрмитаж» Михаила Левитина? Актёры ропщут?

- Ропщут не то слово. Это не слухи, действительно пришёл приказ от Департамента культуры о слиянии нас с театром «Эрмитаж». Что само по себе ведёт к ликвидации театра «Сфера», нас лишают права быть самостоятельной творческой единицей. Мы отдаём всё свое имущество, должны работать под чужим руководством. И, конечно, нас это не радует. То, что строилось 40 лет, на что наш основатель Екатерина Ильинична Еланская положила всю свою жизнь, будет разрушено. Идея взаимодействия актёров и зрителей в одной сфере, лицом к лицу – всё это хотят перерубить.

Для меня лично театр «Сфера» является вторым домом и центром моей профессиональной жизни. И я с большой тревогой наблюдаю за тем, как развиваются события.

- Но театр «Эрмитаж» будет показывать спектакли театра «Сфера»?

- На данный момент нам ничего не известно. Обещают, что изменения коснутся в основном руководства, но при этом становится понятно, что совмещённая труппа в количестве 80 человек в условиях нашей камерности эффективно существовать не может. Рано или поздно начнутся увольнения. А поскольку театр является живым организмом, на нем неблагоприятно сказывается хирургическое удаление внутренних органов.

- И всё-таки, насколько я знаю, в «Сфере» спектакли идут, продолжаются репетиции. Вот вы сейчас репетируете в новой постановке «Незнайка». Вам интересно играть в детских спектаклях?

- Репетиции идут и есть цель – выпустить спектакль к концу мая. Я играю малышку Мушку, жительницу цветочного городка. Я обожаю детские спектакли и очень рада, что мы ставим сейчас в театре «Незнайку». У нас есть такие спектакли как «Мурли» и «Маленький принц» для наших совсем юных зрителей, которые ставила ещё Екатерина Ильинична Еланская. Есть также «Чудаки и зануды», которые подходят больше для подростков. Но все эти постановки уж достаточно долго идут в театре, и, разумеется, нам нужно обновление, новые зрители. Поэтому мы нуждаемся в новой постановке для детей.

Лично для меня детские спектакли очень важны, поскольку моё собственное детство проходило в чудесном театре, под руководством народной артистки России Людмилы Ивановны Ивановой, царствие ей небесное. Она была добрейшей души человек, очень любила детей, русские народные сказки и создала свой собственный островок, свой театр, где с огромной любовью и уважением ставила музыкальные спектакли. Я часто сталкиваюсь с несколько пренебрежительным отношением к детским спектаклям в профессиональной сфере, но убеждена, что это в корне несправедливо, ибо Людмила Ивановна всегда требовала от артистов серьёзного отношения, не позволяла халтуры и ужимок, чем в наше время частенько грешат другие детские театры.

В работе над «Незнайкой» Александр Викторович Коршунов также проявляет предельную серьезность и не делает для себя различий в работе над «взрослым» и  «детским» материалом.

- Говорят, перед детьми тяжело выступать, верно?

- Да, это действительно очень сложно, ведь дети – самая открытая публика, которая не прощает тебе лжи. Но если ты завоевал их доверие, то это самые приятные и благодатные зрители. Их не обманешь, они верят каждому твоему слову и подключаются всей душой, сопереживая и поддерживая.

- А вы сами в детстве читали «Незнайку», или всё больше «Гарри Поттера»?

- Нет, мне намного ближе советские и русские мультики, сказки и аудиокассеты. Я воспитывалась на них, а не на «Гарри Поттере».

- Вы каким ребёнком были – покладистым, или вспыльчивым, капризным?

- Я была очень активным ребёнком, эмоциональным, заразительным. Если мне что-то нравилось, я погружалась с головой, если нет – то и палкой не заставишь. Например, так как театром я болела с детства, я брала видеокассеты с записью любимых постановок, строила домашние декорации, репетировала и разыгрывала спектакль от и до, заставляя родных смотреть.

- Скажите, красота помогает в актёрской профессии, или порой мешает?

- Если говорить о сценической или съёмочной площадке, то там нам интересен конфликт персонажей, во всем их многообразии. Персонаж как таковой не может характеризоваться одной или двумя чертами, он не может быть одноклеточным. Это объёмный живой организм. В некоторых своих проявлениях душевно красивый, в некоторых ужасный, и за всем этим нам интересно наблюдать. Если говорить не в контексте профессиональной деятельности, то я с удивлением для себя столкнулась с людьми, которые считают меня красивой, никогда так не считала, и тут нате… Оказывается, я такая. Ну что ж, приятно.

- В жизни вы модница? Следите за новыми тенденциями?

- Нет, никогда этим особо не интересовалась и не следила. Одеваюсь так, как мне комфортно. Хотя когда вижу какой-то образ, загораюсь – хочу точно такое же! И тогда ищу по магазинам и собираю. Но в вопросах моды ориентируюсь исключительно на свой вкус.

- Нравится вам носить исторические костюмы, платья с кринолином, корсеты, шляпки? Вы же в «Сфере» играете в спектакле «Без вины виноватые», например…

- В театре «Сфера» руководство следит за исторической достоверностью и, безусловно, это очень помогает артистам, поскольку, надевая историческое платье, сразу выправляется спина, появляется стержень и макушечка тянется в потолок. Совершенно другая пластика, речь, взгляд, да и сама аура.

- У вас небольшая роль в спектакле «Земля Эльзы». Меня немножко смутило, что там «играют в любовь» мужчина и женщина под 80. Не актёры, персонажи. Поцелуи, ревность, переживания. Мне кажется это несколько надуманным – в таком возрасте люди думают не о плотском, а о вечном, на мой взгляд. Вы как думаете?

- Да, в чем-то с вами согласна. После первого прочтения пьесы я её тоже не совсем приняла, но впоследствии режиссеру и всей команде удалось обосновать свою интерпретацию и договориться по всем неоднозначным вопросам. Я рада, что вы видели этот спектакль. Если вам что-то оказалось не близко, что ж, ощущения не оспаривают.

- Раз уж мы заговорили о любви, какие качества в мужчинах вам нравятся?

- Мне нравится чувство юмора, когда мужчина заботливый, умеет что-то делать руками. Когда мужчина – настоящий мужчина, который построит настолько крепкое стойло, что мне не придется останавливать на скаку сбежавшего коня.

- Вы играете в спектакле «Продавец дождя» - из провинциальной американской жизни. Трудно играть американку в нынешних условиях? Какая сцена была самой сложной?

- Мы же играем не национальность, мы играем персонажа, характер, личность. Не важно, откуда, все мы - живые люди с одинаковыми проблемами. Например, в работе над этой ролью мне было интересно поработать над возрастом, ибо моей героине больше, чем мне, около 30, а ещё по пьесе она крупная и не очень симпатичная «старая дева». Но в процессе работы я поняла, что Лиззи мне на самом деле очень близка. Ведь в тот момент жизни у меня был период, когда я училась любить себя и принимать такой, какая есть. Эта роль очень точно попадала в меня и помогла вырасти как личность вместе с этим спектаклем.

Какая сцена была самой сложной? Мне тяжело давалась самая первая сцена, где моя героиня, вернувшись после неудачной поездки в Суинтривер, должна рассказать семье об очередной неудаче…

- Когда вы репетировали «Продавец дождя», вы не почувствовали, что американцы какие-то другие люди? Более свободные, например, или наоборот – зажатые?

- В работе для меня на первом этапе лежат личность персонажа, а не эмоциональность. Какие-то характерные признаки на уровне пластики и другого вербального общения свойственно каждому народу в любой отдельный период времени. В работе над ролью я и мои коллеги безусловно смотрели некоторые референсы из фильмов и других произведений искусства того периода. Но это лишь незначительная часть, ведь мы в «Сфере» привыкли заниматься человеческой душой, вот что действительно интересно и важно.

https://argumenti.ru/interview/2022/04/767884

Живой театр

"Мажорная симфония в белом"... Не "театр-зрелище" - "театр-взаимодействие"... На видном месте - эмблема: круг. Круг, объединяющий всех, кто сюда пришел. Сцена - в центре: небольшой деревянный помост шестигранником. Деревянная круговая дорожка отделяет помост от рядов. Принцип цирка, принцип волчка: зрители - вокруг точки, в которой пульсирует действие. Нет деления на "зал" и "сцену с кулисами", на "театр" и "мир" — нет делящей стены, нет зеркала сцены. Есть сфера взаимодействия..."

Лев Аннинский, литературный критик, литературовед