Вы здесь

Материал А.Овсянниковой о спектакле "Фиеста" ("Страстной бульвар №2-192/ 2016")

В Московском драматическом театре «Сфера» «отпраздновали» «Фиесту». И все, что случилось, могло случиться только во время фиесты.

Роман Эрнеста Хемингуэя «И восходит солнце» («Фиеста») был основан на реальных событиях, а его подзаголовок «Потерянное поколение» появилось тогда, когда писатель услышал реплику американской писательницы и теоретика литературы Гертруды Стайн: «Все вы потерянное поколение, вся молодежь, побывавшая на войне. У вас ни к чему нет уважения. Все вы сопьетесь».

Речь тогда шла о Первой мировой войне, в которой принял участие и Эрнест Хемингуэй. Роман автобиографичен, все персонажи имеют реальных прототипов, и хотя для нас сегодня, возможно, это не такой уж важный и многозначительный факт, но, зная это, по-другому воспринимаешь события романа. А если эту историю «наложить» на то огромное количество войн, происшедших со времен Первой мировой, и понять, сколько еще после того уже было и будет (как это ни страшно) «потерянных поколений» и все по той же причине душевных и физических травм, переоценки ценностей, переосмысления жизни, смены мировоззрения и мировосприятия, то это произведение можно рассматривать в ранге вечной классики, всегда актуальной и востребованной. Но при этом к «Фиесте» постановщики обращаются не так уж и часто, если не сказать, очень редко. И совершенно незаслуженно. Наверное, и поэтому постановка молодого режиссера Юлии Беляевой с молодыми артистами, почти ровесниками героев романа и самого писателя, вызвала неподдельный и заслуженный зрительский интерес.

Большинство инсценировок «обкрадывают» литературный первоисточник, но Юлии Беляевой удалось лаконичный, написанный простыми фразами, без присущих большой литературе словесных «нагромождений» роман Хемингуэя сделать объемной театральной постановкой.

Так же, как и роман, лаконична сценография Ольги Хлебниковой: зеркальная стена, в которой отражается все происходящее на сцене и зрители, что невольно делает их соучастниками (пусть прием и не нов, но он здесь совершенно уместен и смыслово наполнен), под ней азных уровнях несколько столиков со стульями (во втором действии появятся мягкие подушки, на которых будут размещаться герои во время боя быков, о центру - кровать и торшер (комната главного героя), слева сцены-арены стойка бара, пара столов со стульями, справа, возле одного из выходов, кожаный диван, обозначающий место действия в такси, где происходит одна из ключевых сцен Джейка и Брет, когда становятся понятны связующие их нити, и где происходит все объясняющий ключевой лаконичный диалог между ними: «Хорошо быть вместе». - --- «Нет. По-моему, ничего хорошего». -- «Разве ты не хочешь меня видеть?» -- «Я не могу тебя не видеть».

Кто-то из героев прошел испытание войной, кто-то был «около», а для кого-то война так и осталась за гранью понимания происходящей трагедии, но все без исключения находятся в поле рухнувших надежд и потери уверенности в завтрашнем дне. Ежеминутно мучаясь вопросами как жить дальше, чем жить, где и в чем искать смысл свого существования, на чем строить будущее, они, как им кажется, здесь и сейчас живут так, как возможно именно в этот момент, - прожигают жизнь, много пьют, пытаясь хоть на вечер, на одну ночь забыться, развлечься, влюбиться... Но неизменно каждое утро восходит солнце и поиски «опоры» начинаются снова.

Главный герой Джейк возвращается с войны с невосполнимыми и душевными и физическими утратами. Анатолий Смиранин и Павел Степанов в этой роли равнозначны по содержанию и простроенным режиссером внутренним проживаниям героя, но их разнит множество нюансов. В герое Анатолия Смиранина больше нерва, кажется, что он более отстранен от происходящего, ибо понимает бессмысленность попыток что-то изменить, плывет по течению, не сопротивляясь. И только в сценах с Брет его боль от невозможности быть с любимой женщиной и постоянные муки от необходимости принимать бесконечное количество ее мужчин (а иногда даже и устраивать встречи с ними) становится зримой. Джейк Павла Степанова более сдержан, спокоен во внешнем рисунке. Его герой кажется рассудительней, но это тот же не находящий себе места от постоянных «измен» Брет молодой человек, мучающийся от невозможности изменить обстоятельства и вынужденный жить с этим.

Брет - центр притяжения всех мужчин. С одной стороны, роковая женщина, сводящая с ума не только по умыслу, но и помимо своей воли, так сказать, нечаянно, но умело этим пользующаяся. С другой - глубоко несчастная, надломленная, но надеющаяся на то, что истинная любовь и счастье все же возможны в этом несовершенном и безумном мире, поскольку для нее любовь и есть опора. И Евгению Казарину, и Ольгу Аксёнову в этой роли в какие-то моменты хочется оправдать, когда Брет, например, произносит фразу: «Очень хорошо, когда можешь не быть дрянью», свидетельствующую о том, что она прекрасно отдает себе отчет в том, что ею движет, но порой происходит полное неприятие ее жестокости по отношению к Джейку. Безнравственность Брет не имеет границ: любя Джейка, она собирается замуж за Майкла, попутно заводит интрижку с Робертом Коном, тут же (понятно, что ненадолго) закручивает роман с матадором Педро Ромеро. Джейк мучается, но вынужден все принимать; Роберт Кон влюбляется, как наивный подросток, а потом все время следует за Брет тенью; Майкл бесится, устраивает сцены ревности, унижает Роберта, напивается, затевает драки, но все равно собирается на ней жениться (и это его сознательный выбор); и только Билл восхищается Брет («Вот это женщина!», «Ужасно мила») на расстоянии. С появлением на сцене Майкла в исполнении Рената Кадырова всем становится мало места: громогласный, широкий в плечах и размахе рук, если пьет - то шумно, если выясняет отношения - то бурно. Он другой, он из другого мира, но он - жених Брет, а значит, свой. И только он вносит в эту компанию жажду жизни, когда даже пропущенный стаканчик может стать настоящей фиестой.

Еще одной яркой вспышкой, освещающей это темное царство потерянных людей, и событием, повернувшим сюжет к развязке, станет Ромеро в исполнении Даниила Толстых, привлекший внимание Брет молодостью, красотой, испанской страстью и умением балансировать на краю опасности.

Напомню, что фиеста - одно из самых ярких событий в Испании с народными гуляниями, маскарадами, песнями, танцами и боем быков. Практически все первое действие герои стремятся из Парижа в Испанию, чтобы увидеть это захватывающее действо и отвлечься от мучительного существования. Испанскую страсть, музыкальность и искусство танца воплотили в роли испанской певицы Екатерина Давыдова-Тонгур и Софья Реснянская. Обе красивы и пластичны. И если глубина и сила голоса статной Давыдовой-Тонгур воспринималась как само собой разумеющееся, то Реснянская удивила своими низкими обертонами. Педагогу по вокалу Галине Гусевой браво. Браво и Елене Цыплаковой и Николаю Осипову, исполняющим партию гитары, и хореографу Евгении Миляевой, благодаря которым «Фиеста» и для зрителя стала одним из ярких театральных событий театрального сезона (музыкальное решение Николая Бабича).

Евгения Казарина и Ольга Аксёнова в роли Брет импульсивны, нервозны, что проявляется в резких интонациях, движениях, реакциях на происходящее. Да, Брет бывает рассудительной, серьезной, но в своих попытках приструнить, например, обоснованную ревность Майкла она не его унижает, а... себя. И даже сцены объяснения с Джейком не оправдывают ее ни в собственных глазах, ни в его, а только удваивают боль обоих.

Высшей же точкой «безумства» героини становится конвульсивный танец, когда она ничего не чувствует, ни на что не реагирует и позволяет Майклу переносить себя с места на место, как заводную куклу. По сути, она мертва: война и то, что героиня видела в госпиталях (эта подробность ее биографии, правда, осталась «за кулисами» вне спектакля), убило в ней способность любить, хотя, повторюсь, надежда на это в ней еще остается. В этом смысле показательна сцена в соборе, когда Брет признается, что она всегда нервничает в церкви.

Никто из героев даже не старается стать кем-то иным, нежели есть сейчас. Их устраивает их жизнь. И даже эпизодические персонажи, как, например, граф Миппипопуло, только дополняют всеобщее «нестарание». На исполнителях роли графа остановлюсь, поскольку это тот редкий случай, когда одна роль играется совершенно по-разному, при этом не изменяя общую режиссерскую задачу.

Граф заслуженного артиста России Василия Куприянова - седовласый, рассудительный человек, с хорошим чувством юмора, прожигающий жизнь в меру своих финансовых возможностей, любящий хорошеньких женщин. И они ему отвечают взаимностью исключительно благодаря его щедрости. А вот графу Сергея Рудзевича они не отказывают не только по этой причине, но еще и по причине его безграничного обаяния. Он по-цирковому яркий прожигатель жизни. Актер создал характер шута, клоуна, для которого каждый день, каждая минута - фиеста. А как может быть иначе у человека, который, по его же словам, всегда влюблен?

«Похулиганила» в роли консьержки и заслуженная артистка России Татьяна Филатова. Представив свою героиню вдруг (а почему, собственно, и нет?) беременной, взяв в руки мундштук и пробросив фразу: «Янки, гоу хоум», она добавила искрометного живого юмора.

В спектакле несколько пересекающихся треугольников, создающих в сумме многогранник. Так, Роберт Кон и девушка, на которой он собирается жениться, Фрэнсис, являются еще двумя участниками любовного конфликта. О Коне больше говорят, нежели он действует. У окружающих он вызывает только чувство иронии и жалость. В нем нет ярких хара́ктерных черт, он не совершает сюжетообразующих поступков, разве что заводит интрижку с Брет. В исполнении Павла Гребенникова и Никиты Спиридонова Кон - герой без героизма, безвольный и, в общем-то, слабый человек.

Александра Чичкова и Екатерина Ишимцева нашли для Фрэнсис особенные речевые краски. Словесный поток (а играют они даму очень говорливую) Фрэнсис-Чичковой все же воспринимается и слышится, а потому героиня оставляет о себе впечатление как о рассудительной даме, мечтающей устроить женскую судьбу и выйти замуж. Понимая, что Кон - не самая удачная партия, она быстро утешится и найдет для себя другой вариант, как, впрочем, и взбалмошная, наивная и недалекая Фрэнсис-Ушимцева.

И только Билл и Монтояй остаются в стороне от всеобщего увлечения Брет. Монтойя в спектакле Юлии Беляевой получился универсальным - режиссер удачно объединила нескольких героев романа в одном, сделав его сквозным персонажем: он и бармен во всех питейных заведениях, куда заходят герои, и прислуга графа, и хозяин отеля в Испании. Александр Чекалин создал образ незаметного, но всегда необходимого и всегда оказывающегося «под рукой» человека. Александр Артамонов и Дмитрий Бероев создали образ любителя выпивки и путешествий. Билл в их исполнении, несмотря даже на постоянное легкое «подпитие», вызывает только положительные эмоции, а его юношеский задор все-таки оставляет надежду, что у этого героя (чуть ли не единственного) есть будущее.

Постановка Юлии Беляевой, несмотря на солнечное утро в финале, не оставляет надежды на то, что главные герои обретут себя - они до конца своей жизни (и кажется, что для многих она будет недолгой) останутся в состоянии душевной и физической ломки, потому что к войне, которая всегда застает врасплох, и ее последствиям невозможно быть готовым.

Ассоль Овсянникова - Мелентьева
25 октября 2016 года

Касса театра

8 (495) 699 96 45, работает ежедневно, кроме понедельника.

Будние дни: с 13-00 до 19-30.

Выходные дни: с 12-00 до 18-30.

Присоединяйтесь